Рейтинг@Mail.ru
home

16.11.2015

В кризис платят только дураки

Некоторые банки и частные компании под предлогом экономических катаклизмов пытаются уклониться от исполнения финансовых обязательств. Порой кризис является поводом аннулировать долги и для государственных органов.

16.11.15. АПИ — Действующий Гражданский кодекс РФ запрещает односторонний отказ от обязательств или их изменение. В то же время другая норма допускает расторжение или исправление условий договора при «существенном изменении обстоятельств, из которых стороны исходили при его заключении».

Сколько стоит рубль

Такими существенными изменениями многие участники рынка считают инфляцию, девальвацию национальной валюты, повышение кредитных ставок и иные катаклизмы. Например, заключивший долгосрочный контракт поставщик или подрядчик не мог предполагать, что рублевая стоимость закупаемых за границей товаров вырастет почти в два раза.

По закону требующей расторжения такого обременительного договора стороне необходимо доказать не только существенный ущерб (значительно превышающий необходимые для исполнения контракта затраты), и но непредвиденность и непреодолимость создавшихся негативных условий, а также нарушение соотношения имущественных интересов сторон. Изменение договора допускается только в судебном порядке и в самых исключительных случаях.

Служители Фемиды пассивно оценивают возможность изменения обстоятельств из-за девальвации рубля. Например, ООО «Спецмонтажпоставка» не удалось пересмотреть условия заключенного в октябре прошлого года контракта на поставку импортного оборудования для структур «Газпрома»: «Инфляция не является тем изменившимся обстоятельством, с которым закон связывает возникновение права на изменение договора. Финансовый кризис является объективным обстоятельством, в условиях кризиса оказываются все хозяйствующие субъекты», – констатировал суд. В другом деле служители Фемиды признали изменение курса иностранной валюты коммерческим риском, который, заключая договор, брал на себя поставщик.

Схожей позиции придерживаются и высшие инстанции: «Сами по себе инфляционные процессы не относятся к числу обстоятельств, возникновение которых нельзя было предвидеть. Стороны, вступая в договорные отношения, должны были прогнозировать экономическую ситуацию, в связи с чем не могли исключать вероятность роста цен в период исполнения сделки», – разъяснил Высший арбитражный суд России.

Молчание ягнят

Нередко под предлогом кризиса от взятых обязательств пытается отказаться даже государство. Так, в августе 1998 года Правительство России в одностороннем порядке заморозило выплаты по государственным краткосрочным облигациям (ГКО), признав так называемый технический дефолт. Вместо «живых» денег корпоративные обладатели таких ценных бумаг получили новые облигации со сроком погашения от трех до пяти лет.

Один из частных владельцев ГКО пытался оспорить решение Правительства России. Но служители Фемиды напомнили, что норма о реструктуризации не затрагивает граждан: «Условия выпущенного в обращение государственного займа в отношении физических лиц заемщиком были выполнены», – констатировал Верховный суд России. Корпоративные инвесторы в этом деле проявили пассивность и де-факто согласились с навязанными условиями.

Кредит недоверия

В 2014 году законодатели разрешили находящимся в затруднительном положении банкам аннулировать обязательства по так называемым субординированным кредитам. Причем на практике новую норму стали применять даже к полученным ранее займам. Так, проходящий санкцию АКБ «Таврический» по предложению государственной корпорации «Агентство страхования вкладов» (АСВ) списал задолженность в 15 млн евро перед ООО «Орими» и 384 млрд рублей – перед Санкт-Петербургским банком инвестиций. В обоснование такого решения АСВ апеллировало к законодательству о банкротстве, согласно которому недоимка по субординированным кредитам погашается в самую последнюю очередь.

Рассматривая иск кредиторов, служители Фемиды напомнили, что закон обратной силы не имеет, а потому введенные в действие 23 декабря 2014 года нормы не могут применяться к отношениям по возврату займа и выплате процентов, возникшим из заключенного шесть лет назад договора. «Возможности одностороннего прекращения обязательств по займу со стороны кредитной организации-заемщика законодательство, действовавшее в 2009 году, не предусматривало. Банкротство банка не влечет за собой прекращение его обязательств, в том числе по субординированным займам. В отношении АКБ «Таврический» Банком России не принято решения об отзыве лицензии и о дальнейшем банкротстве, поэтому указанные нормы закона о банкротстве применению в настоящем деле не подлежат», – заключил Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области, признавая односторонний отказ от обязательств перед ООО «Орими» недействительным.

Мнения

 

Алена Вандышева, заместитель декана Санкт-Петербургской школы социальных и гуманитарных наук НИУ ВШЭ

Еще со Средних веков известен принцип – «договоры должны исполняться» (Pacta sunt servanda). Бывают исключительные случаи – обстоятельства непреодолимой силы, которые невозможно было ни предвидеть, ни предотвратить.

Но кризис – это не землетрясение и не падение метеорита. По ряду признаков специалист без труда предскажет приближающееся ухудшение финансовой ситуации. Если речь идет о государстве или о банках, то управление должно осуществляться разумно и добросовестно и включать управление рисками, учет последствий вероятных кризисов, в том числе экономических. Существуют механизмы резервных фондов, страхование, иные инструменты.

С другой стороны, кто может помешать правительству отказаться от своих обязательств? Как мы можем защититься от фиктивных банкротств? Показательным, на мой взгляд, является пример Исландии: в 2008 году народ этой страны оказался перед труднейшим выбором – попасть в долговую кабалу МВФ или привлечь к ответственности банкиров, неразумные действия которых привели к банкротству целого государства. Выбор на референдуме был сделан в пользу последнего варианта. Проштрафившиеся банкиры вместо освобождения от долгов получили тюремные сроки. Так почему бы не взять этот рецепт на вооружение?

Максим Смирнов, юрист практики разрешения споров компании Rightmark Group

Гражданский Кодекс РФ позволяет предпринимателям отказаться от своих договорных обязательств при наступлении форс-мажорных – непредотвратимых и чрезвычайных обстоятельств, делающих исполнение договора невозможным.

Таковыми не являются нарушение обязанностей со стороны контрагентов, отсутствие на рынке необходимых товаров, дефицит денежных средств и так далее. Не освобождается предприниматель от ответственности за срыв поставки попавших под эмбарго продуктов из ЕС или Украины, так как договор не запрещает ему закупить такой товар в любом другом государстве, даже если это приведет к увеличению его издержек.

Если бы исполнимость договора ставилась в зависимость от валютных курсов, осуществление внешнеэкономической деятельности было бы невозможным в условиях мировых и региональных кризисов. Любой недобросовестный контрагент старался бы избежать ответственности или просто отсрочить ее путем подачи исков в суды об освобождении от ответственности.