Рейтинг@Mail.ru
home

11.07.2017

Верховный суд России защитил право риелтора на получение гонорара

11.07.17. АПИ — Вознаграждение агента по недвижимости может зависеть от успешности завершения сделки. К такому выводу пришел Верховный суд России.

В российской практике гонорар риелторского агентства чаще всего определяется в процентном отношении к конечной или установленной клиентом стоимости недвижимости и выплачивается только в случае совершения поручителем сделки. Такая форма стимулирует агента как можно быстрее найти подходящий заказчику вариант – продать объект как можно дороже или, соответственно, приобрести по наименьшей цене.

Прецедентное решение было принято по спору ростовского индивидуального предпринимателя Павла Орлова со Светланой Хряпченко. Бизнесмен взялся оказать информационные услуги клиенту – подобрать и предоставить информацию для последующего возможного приобретения не менее чем об одной двухкомнатной квартире, находящейся в районе аэропорта и стоимостью до 2,3 млн рублей. В случае совершения сделки заказчик обязался оплатить работу риелтора в размере шести процентов от установленной суммы (то есть 138 тысяч рублей).

По утверждению предпринимателя, он выполнил свою работу – предоставил подходящий Светлане Хряпченко вариант квартиры. Но после ее приобретения клиент отказалась оплачивать работу агента. Покупательница уверяла, что информация об этой квартире была ей предоставлена еще четырьмя агентствами и находилась на сайтах объявлений. Более того, за недвижимость она заплатила не предложенные Павлом Орловым 2,3 млн, а всего один.

Районный суд отклонил иск предпринимателя о взыскании гонорара, признав ничтожным так называемое отлагательное условие – оплату информационных услуг только в случае совершения сделки. Тогда как агент не доказал, что покупка квартиры связана с оказанными им услугами. К такому же выводу пришел и Ростовский областной суд.

В то же время Верховный суд России констатировал, что стороны договора вправе установить любой не запрещенный законом порядок оплаты оказанных услуг. В частности, она может быть обусловлена совершением заказчиком определенных действий, в том числе заключением гражданско-правовой сделки. Кроме того, высшая инстанция напомнила о принципах добросовестности, де-факто «намекнув» на попытку клиентки извлечь преимущество из своего недобросовестного поведения. «Информационные услуги, предусмотренные заключенным между истцом и ответчиком договором, были фактически оказаны истцу, о чем сторонами договора составлен акт приема-передачи», – заключил суд, отменяя ранее принятые решения и направляя дело на новое рассмотрение.