Рейтинг@Mail.ru
home

31.08.2017

Сказанному не верить

Соглашающиеся свидетельствовать о невиновности подсудимого рискуют сами оказаться на его месте – нередко обвинительный приговор расценивается как доказательство ложности данных в защиту обвиняемого показаний.

31.08.17. АПИ — Закон обязывает свидетелей давать правдивые показания. Сообщившим суду заведомо ложные сведения грозит до пяти лет лишения свободы. Однако истиной чаще всего признается только соответствующее окончательному приговору.

Правда, вся правда и ничего, кроме правды

В сложном положении оказалась жительница города Губахи Пермского края Крестина Ахмадуллина. Во время ее встречи с работающим в следственном комитете бывшим мужем произошел конфликт с участием ее отца. По версии сотрудника правоохранительных органов, Ильдус Ахмадуллин выхватил из его рук сумку-барсетку, сорвал с шеи золотую цепочку с кулоном, разорвал футболку и причинил телесные повреждения. В суде дочь выступила в качестве свидетеля защиты, утверждая, что отец защищал ее от агрессии бывшего супруга. Однако, оценив все доказательства, мировой судья отнесся к таким родственным показаниям критически, признав Ильдуса Ахмадуллина виновным в самоуправстве, и назначил ему наказание в виде обязательных работ.

В свою очередь действия дочери следственные органы квалифицировали как дачу заведомо ложных показаний, так как они «объективно противоречили всей совокупности собранных по делу доказательств». При этом суд отверг доводы о заинтересованности государственного обвинителя и свидетельствовавших в интересах бывшего супруга коллег – сотрудников следственного управления: «Наличие указанных лиц в списках друзей в социальной сети не свидетельствует о фактических дружеских отношениях, поскольку в качестве друзей в социальной сети могут быть зарегистрированы совершенно не знакомые люди», – отмечается в приговоре. Крестина Ахмадуллина была приговорена к штрафу в размере шести тысяч рублей, но освобождена от него в связи с амнистией. Пермский краевой суд подтвердил законность и обоснованность такого решения.

В заведомо ложных показаниях уличили и жительницу мордовского села Скрябино Анастасию Солодухину. Будучи очевидцем избиения односельчанина, она отрицала участие в этом преступлении сына подруги. Поскольку вина всех участников драки была доказана, служители Фемиды сочли показания свидетеля необоснованными и недостоверными, данными с целью избежания подростком уголовной ответственности за причинение тяжкого вреда здоровью. Сама Анастасия Солодухина была приговорена к штрафу в размере 20 тысяч рублей.

Тут помню, тут не помню

По мнению экспертов, лжесвидетели могут быть осуждены, только если доказан прямой умысел: «Мотивы преступления – месть, корысть, зависть и прочие, а цель – облегчить положение обвиняемого либо, напротив, усугубить его. Ответственность исключается, если неверные показания стали возможными ввиду ошибочного восприятия фактов, событий и иных обстоятельств по причинам субъективного характера. К таковым можно отнести, в частности, дефект памяти, заболевание органов слуха и зрения свидетеля и потерпевшего», – отмечает в своих комментариях к Уголовному кодексу РФ судья Верховного Суда России Владимир Демидов.

Юристы напоминают, что процессуальное законодательство предоставляет лжесвидетелям специальное право «одуматься»: они освобождаются от ответственности, если добровольно до вынесения приговора признаются и сообщат правдивые сведения.

Практика также подтверждает, что признание обвиняемыми в заведомо ложных показаниях своей вины позволяет им гарантировать мягкое наказание – небольшой штраф. В этом случае уголовное дело разрешается в так называемом особом (упрощенном) порядке или может быть даже прекращено в связи с «деятельным раскаянием». Например, проживающий в ЗАТО «Мирный» (космодром «Плесецк») Александр Бросин, дав ложные показания, пытался защитить виновного в дорожно-транспортном происшествии товарища. После того как обман раскрыли, свидетель признался в «клятвопреступлении», за которое был приговорен к штрафу в 15 тысяч рублей. Правда, уплатить его в срок осужденный не смог и по ходатайству пристава финансовые санкции суд заменил обязательными работами.

А вот майор полиции Сергей Круглов, возглавлявший отдел уголовного розыска в Селивановском районе Владимирской области, был приговорен к двум года лишения свободы. Намереваясь переложить вину за нераскрытые кражи личного имущества на находящегося под стражей подозреваемого в других преступлениях, полицейский совместно с экспертом сфабриковали доказательства – изготовили подложные материалы дактилоскопической экспертизы. Суд пришел к выводу, что такие действия Сергея Круглова были «направлены на улучшение статистических показателей раскрываемости тяжких преступлений и формирование у руководства мнения о достижении им и его подчиненными высоких результатов в служебной деятельности». 

Стучите и услышаны будете

Преступлением является и отказ от дачи показаний. Вместе с тем на законных основаниях граждане вправе не свидетельствовать против себя и близких родственников (супруга, родителей и детей, родных братьев и сестер, дедушек и бабушек, внуков, а также усыновителей и усыновленных). Причем в ряде случаев служители Фемиды допускают расширительное толкование данного понятия, в том числе признают родственниками так называемых «гражданских» супругов (совместно проживающих в незарегистрированном браке лиц).

Также уголовная ответственность установлена за заведомо ложный донос – сообщение в полицию или иные уполномоченные органы вымышленной информации о событии преступления или о совершившем его лице. Причем никаких «реабилитирующих оговорок» – возможности уточнить представленные сведения или иным образом исправить ситуацию, закон не предусматривает. 

Одно из самых показательных дел «доносчиков» было рассмотрено в Санкт-Петербурге. Основатель наркологической клиники «КредоМед» доктор Марат Дрейзин, обнаруженный в подъезде с огнестрельным ранением, утверждал, что нападение на него организовала партнер по бизнесу Елена Корзун. В результате по обвинению в попытке убийства женщина четыре месяца провела в следственном изоляторе. Однако записи с видеокамер и иные доказательства свидетельствовали об инсценировке покушения с целью завладеть бизнесом. Причем «потерпевший» даже нанял статиста, который играл роль «киллера». За заведомо ложный донос и фальсификацию доказательств Марат Дрейзин и его телохранитель Артем Сковородников были приговорены к четырем годам лишения свободы в колонии строгого режима, а в качестве компенсации морального вреда в пользу Елены Корзун взыскан миллион рублей.

В то же время граждане вправе обращаться в государственные органы для защиты, и неправильное понимание или оценка жалующимся ситуации не является преступлением. Поэтому «доносчики» могут привлекаться к ответственности, только когда доказан их прямой умысел. Так, водитель компании «Такси Татарстан» Ахмедов был задержан за неповиновение и нападение на сотрудников дорожно-постовой службы (таксист зажал стеклом руку инспектора и укусил его палец). Отрицая свою вину, он обратился в следственный комитет с заявлением о превышении полномочий самими полицейскими и причинении ему телесных повреждений. В ходе судебного разбирательства было установлено, что пресекая действия активно сопротивляющегося таксиста, полицейские вынуждены были поставить его на колени и скрутить руки назад. «Заявление о причинении телесных повреждений сотрудником ДПС и превышении должностных полномочий последним свидетельствует не о ложном доносе, а о субъективной оценке действий сотрудника полиции. Тем самым Ахмедова Р.А. лишь реализовывала свое право на обращение в компетентные государственные органы, гарантированное статьей 33 Конституции России», – заключил Вахитовский районный суд Казани.

Справка

В 2016 году российские суды рассмотрели по существу уголовные дела в отношении 354 тысяч подсудимых, 220 тысяч из них (62 процента) осуждено.

За дачу заведомо ложных показаний (заключения эксперта, специалиста или неправильный перевод) и отказ от дачи показаний осуждено 631 человек. Больше половины приговорено к штрафам, 113 осуждены к обязательным и 87 – к исправительным работам. Один лжесвидетель получил реальное и восемь – условное лишение свободы. Более 2,8 тысячи человек уличены в заведомо ложном доносе, 134 из них получили реальные и 331 осужденный условные сроки.

Мнения

 

Сергей Оленников, старший юрист коллегии адвокатов Pen&Paper

Лжесвидетельство является одним из старейших преступлений. Свидетель, как участник уголовного судопроизводства, не относится ни к стороне защиты, ни к стороне обвинения. Он обязан сообщить суду объективную информацию, вне зависимости от того, подтверждает эта информация версию обвинения или опровергает. 

Если свидетель давал показания в пользу обвиняемого, который все-таки был осужден, они вовсе не обязательно были заведомо ложные – возможно, имело место добросовестное заблуждение. Поэтому даже «гарантированный» обвинительный приговор не означает автоматическое последующее уголовное преследование свидетеля. Почти по каждому уголовному делу даются различные показания, но доля приговоров за лжесвидетельствования не превышает одной десятой процента. Как правило, в таких делах удается установить и доказать сговор между осужденным по основному делу и свидетелем, пытавшимся, например, обеспечить ему алиби. Но в этом случае речь может уже идти и о других преступлениях, связанных с оказанием противодействия предварительному расследованию. Преюдиция не является единственным и исчерпывающим доказательством.

Роман Скляр, управляющий партнер юридической фирмы «Интеллектуальный капитал»

Показания являются заведомо ложными, если доносимая до суда информация искажается или перевирается. Равно как когда умалчиваются имеющие значение сведения. Нередко основанием для возбуждения дела за такие деяния становится уже вынесенный приговор, в котором указано на несоответствие показаний свидетеля установленным судом обстоятельствам.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ предусматривает преюдициональную силу вступивших в законную силу судебных актов: установленные в нем обстоятельства признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. Однако такие приговоры или решения не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших в рассмотрении этого уголовного дела.

Свидетели должны помнить о гарантированном Конституцией России праве не давать показания против себя самого, своего супруга или близких родственников. Вместе с тем, соглашаясь свидетельствовать, гражданину не следует вводить суд или органы дознания в заблуждение.

Александр Селютин, управляющий партнер юридической фирмы «Селютин и партнеры»

Вступивший в законную силу приговор суда будет являться преюдициальным до тех пор, пока он не отменен вышестоящими инстанциями или не доказано иное. Поэтому если в таком решении установлены факты, исключающие правдивость данных свидетелем показаний, оно является исчерпывающим доказательством их ложности и основанием для привлечения такого лица к уголовной ответственности.