Рейтинг@Mail.ru
home

08.01.2018

Частнопредпринимательский контроль

Порядок налогообложения выплачиваемых индивидуальным предпринимателям доходов зависит от декларируемых ими видов деятельности. Такая политика, проводимая Министерством финансов РФ, может привести к многократному увеличению налогового бремени и штрафам для добросовестных компаний и злоупотреблениям со стороны самих самозанятых бизнесменов.

08.01.18. АПИ — Согласно Гражданскому кодексу РФ, наряду с коммерческими организациями индивидуальные предприниматели наделены так называемой универсальной правоспособностью, то есть вправе осуществлять любые не запрещенные законом виды деятельности. В то же время при регистрации все бизнесмены и компании обязаны указывать основной и неограниченное количество дополнительных видов деятельности, которые они планируют осуществлять. Для статистики используются коды Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД).

Один в двух лицах

Но в отличие от юридических лиц, после получения статуса предпринимателя гражданин не утрачивает права обычного физического лица, которое может выступать в качестве наемного работника, собственника и продавца имущества, совершать сделки на рынке ценных бумаг и иные операции. 

Соответственно, возникает вопрос разделения доходов от коммерческой деятельности и обычных, в том числе заработной платы. На практике он чаще всего решался самим предпринимателем при заключении соответствующих договоров и операций. То есть как бизнесмен граждан указывал в контракте свой статус, а выручка зачислялась на открытый в банке для коммерческой деятельности расчетный счет (его номер начинается с цифр 40802). В этом случае заказчик мог списывать переведенную сумму в затраты и не обременять себя проблемами налогообложения – расчет и уплата фискальных платежей являются обязанностью самого индивидуального предпринимателя. Кроме того, компании могли оплачивать поставленные самозанятыми бизнесменами товары, оказанные ими услуги или выполненные работы наличными, причем без применения контрольно-кассовой техники. Правда, размер платежа по одному договору не может превышать 100 тысяч рублей.

Однако в Министерстве финансов РФ считают «налоговую правоспособность» индивидуальных предпринимателей ограниченной. Доходы от коммерческой деятельности чиновники готовы признавать, только если они получены от деятельности, указанной гражданином при регистрации либо в результате внесения соответствующих изменений в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей (ЕГРИП). В противном случае получатель должен квалифицироваться как обычный гражданин: «Если индивидуальный предприниматель осуществляет деятельность вне рамок видов деятельности, указанных им при регистрации, то доходы, не связанные с предпринимательской деятельностью, выплачиваемые ему организацией, подлежат обложению налогом на доходы физических лиц у источника выплаты в установленном порядке. Такая организация является налоговым агентом и, независимо от статуса физического лица, обязана исчислить, удержать у налогоплательщика и перечислить в бюджет сумму налога», – убежден заместитель директора Департамента налоговой и таможенной политики Минфина Рубен Саакян.

Большие проблемы малого бизнеса

Выводы финансового ведомства существенно усложняют работу партнеров самозанятых бизнесменов. Фактически перед заключением каждого контракта они вынуждены проверять на сайте фискального ведомства или заказывать выписку из ЕГРИП, чтобы сверить предмет сделки и декларируемые поставщиком (исполнителем) виды деятельности. Если выполняемая индивидуальным предпринимателем работа не соответствует указанному в реестре, то плательщик – компания или другой бизнесмен, обязан не только удержать из перечисляемой суммы налог на доходы физических лиц (НДФЛ), но дополнительно уплатить взносы на пенсионное и обязательное медицинского страхование (примерно 27 процентов), а также предоставить в соответствующие службы специальную отчетность (в том числе персонифицированные сведения). 

Во избежание споров желательно проводить дополнительную проверку видов деятельности при совершении каждого платежа. Ведь предприниматель вправе в любой момент внести изменения в реестр, в том числе декларировать выполнение новых видов деятельности или сократить число ранее указанных. Формально такая государственная услуга предоставляется бесплатно, но гражданину придется или удостоверять подаваемое заявление у нотариуса (это обойдется примерно полторы тысячи рублей), или самостоятельно обращаться в уполномоченную налоговую инспекцию региона либо в многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг (МФЦ).

Более того, выплаты в пользу применяющих патентную систему предпринимателей могут оказаться под двойным налогообложением. Приобретение патента предусматривает осуществление конкретного вида деятельности (например – оказание образовательных, медицинских, охранных или иных услуг), но он никак не связан с внесенными в ЕГРИП кодами. То есть в случае такого несовпадения частнопрактикующий преподаватель или охранник заплатит за патент (то есть налог с дохода от такой деятельности), а заказывающие у него услуги организации – НДФЛ и страховые взносы.

С другой стороны, апеллируя к позиции Минфина, многие бизнесмены могут, наоборот, сократить налоговое бремя. Например – в случае продажи имущества, в том числе жилой или иной недвижимости, более чем через пять лет (в ряде случаев трех) после приобретения. По общему правилу такие доходы освобождаются от НДФЛ. Однако, по мнению заместителя руководителя Федеральной налоговой службы Даниила Егорова, такие льготы не распространяются на используемую для предпринимательской деятельности недвижимость, в том числе сдаваемую в аренду. Зафиксировав в ЕГРИП соответствующие коды ОКВЭД, бизнесмен может сдавать ту же квартиру как предприниматель, уплачивая только 6-процентный единый налог и пользуясь освобождением от налога на имущество, а продавать по истечению трехлетнего периода – как частный собственник.

Судитесь и докажете

Судебная практика по спорному вопросу пока остается противоречивой. Например, анапского предпринимателя Михаила Сафарова обязали заплатить 13-процентный НДФЛ со стоимости проданной им недвижимости, хотя сам собственник, используя упрощенную систему налогообложения, уплатил с выручки 6-процентный единый налог. Отклоняя его доводы, арбитражный суд констатировал, что в проверяемый период предприниматель не заявил вид деятельности «продажа недвижимого имущества». А следовательно, в отношении такого бизнеса не может применяться соответствующий налоговый режим: «Налогоплательщик при регистрации в качестве индивидуального предпринимателя самостоятельно указывает виды экономической деятельности, которые он планирует осуществлять. Если вид деятельности в ЕГРИП не зарегистрирован, то индивидуальный предприниматель может внести соответствующее изменение в сведения и с даты регистрации данного изменения начать осуществлять указанную деятельность, учитывая полученные доходы в рамках упрощенной системы налогообложения», – заключил суд.

К иному выводу пришел столичный арбитраж, рассматривая дело предпринимателя Дмитрия Трушкова. Отклоняя доводы фискального ведомств,а служители Фемиды указали, что Налоговый кодекс РФ не предусматривает, что применение упрощенной системы налогообложения зависит от кодов ОКВЭД, указанных в ЕГРИП. «Единственным и достаточным критерием, освобождающим предпринимателя, применяющего упрощенную систему налогообложения, от уплаты НДФЛ, является получение дохода от предпринимательской деятельности», – отмечается в решении арбитража.

Такое же решение было принято и по иску липчанина Олега Трубицына. На правах предпринимателя он сдавал принадлежащую ему недвижимость (здание дома культуры) в аренду коммерческим организациям, в том числе ФГУП «Почта России». Не усмотрев соответствующего вида деятельности в реестре, инспекция потребовала уплатить с кадастровой стоимости здания налог на имущество. Однако арбитражный суд пришел к выводу, что «возникновение обязанности по уплате налога, применение соответствующего режима налогообложения и конкретные права и обязанности налогоплательщика в рамках налоговых правоотношений зависят от фактически осуществляемой им деятельности, а не от вида деятельности, внесенного либо не внесенного в ЕГРИП». 

Аналогичная практика сложилась в арбитражных судах Рязанской и Воронежской областей, ряда иных регионов. Принимая решения в пользу предпринимателей, служители экономической Фемиды ссылались в том числе на определение Конституционного суда России, согласно которому «упрощенная система налогообложения применяется налогоплательщиком в отношении всех видов осуществляемой им деятельности».

Мнения

 

Антон Иванов, экс-председатель Высшего арбитражного суда России, заведующий кафедрой гражданского и предпринимательского права Высшей школы экономики

Правосубъектность граждан является общей, значит, гражданину без специального оформления можно заниматься любыми видами деятельности. Достаточно простого желания... Но чтобы заниматься предпринимательской деятельностью, нужно зарегистрироваться, и тогда твоя правоспособность расширится.

Однако зачем расширять и так уже общую правоспособность гражданина?! Вопрос риторический. Если предпринимательская деятельность без регистрации запрещена, то фактически эта регистрация тождественна выдаче государством лицензии. Существенная по объему сфера деятельности исключается из правоспособности гражданина. И как же быть тогда со свободой предпринимательства, которая вытекает из Конституции России, и с равенством правоспособности граждан?!

Вопрос в том, насколько регистрация в качестве предпринимателя расширяет правоспособность гражданина. Становится ли она с этот момент общей предпринимательской правоспособностью? Прямого ответа в Гражданском кодексе РФ нет. Минфин в приведенном письме считает, что правоспособность индивидуального предпринимателя – специальная, она ограничивается указанными в ЕГРИП кодами ОКВЭД. Поэтому за пределами этих кодов индивидуальный предприниматель якобы становится обычным гражданином, и с выплат ему нужно удерживать подоходный налог. Этот вывод напрямую следует из того, что предпринимательская деятельность без регистрации гражданам запрещена.

Однако такое толкование Минфина ошибочно. Правоспособность гражданина изначально общая (он может заниматься любыми видами деятельности, кроме прямо запрещенных), и ее природа не меняется от того, что он стал индивидуальным предпринимателем. Значит, предпринимательская правоспособность гражданина (пусть и после регистрации) тоже является общей, и вовсе не ограничивается кодами ОКВЭД. Гражданин может заниматься любыми не запрещенными видами деятельности как предприниматель. Это толкование подтверждается также признанием в Гражданском кодексе РФ правоспособности коммерческих юридических лиц общей и конституционным принципом равенства.

Конечно, при признании общей правоспособности индивидуальных предпринимателей у контролирующих органов возникнут трудности с разделением доходов на полученные в ходе предпринимательской деятельности и прочие доходы, которые получает обычный гражданин. Но такие трудности – не повод для ущемления фундаментальных прав человека и гражданина. Справляться с ними – задача контролирующих органов.

Николай Вильчур, генеральный директор международной консалтинговой компании «Вильчур и партнеры»

Минфин указывает, что обложению у источника выплаты подлежат доходы, «не связанные с предпринимательской деятельностью». Поэтому наличие либо отсутствие таких видов в ЕГРИП не имеет никакого значения. Более того, во всем тексте письма ни слова не говорится о том, что предпринимательская деятельность определяется по признаку указания в составе кодов ОКВЭД. Такое указание противоречило бы не только закону, но и здравому смыслу.

Минфин говорит об обязанности указания видов деятельности в ЕГРИП, обязанности внесения соответствующих изменений, и это все вполне справедливо.

Другой вопрос, что если возникает спор о характере деятельности – является она предпринимательской или нет, отсутствие соответствующего кода ОКВЭД может стать дополнительным аргументом в пользу непредпринимательского характера операций. Но только дополнительным.