Рейтинг@Mail.ru
home

10.01.2018

Закрытую миссионерскую литературу защитили от конфискации

10.01.18. АПИ — Религиозные материалы должны маркироваться, только если находятся в открытом доступе. К такому выводу пришел Конституционный суд России.

Действующее законодательство гарантирует религиозным организациям право производить, приобретать и распространять литературу, аудио- и видеоматериалы. Вместе с тем принятые в июле 2016 года поправки (из так называемого «пакета Яровой»), призванные ограничить незаконную миссионерскую деятельность, обязали указывать на всех выпускаемых или распространяемых материалах официальное полное наименование религиозной организации. Причем маркировать таким образом требовалось даже богослужебную литературу, в том числе Священное Писание, чинопоследования, указания, ноты, служебники, требники, чиновники, каноники, молитвословы, религиозные календари, помянники, святцы, листовую продукцию (отдельные молитвы, канонические изображения, изречения, открытки и конверты, грамоты) и иные печатные издания. Нарушение этих требований карается взысканием административного штрафа в размере до 50 тысяч рублей с конфискацией самой литературы. 

Немаркированные Библии, песенники и другие книги прокуратура обнаружила в помещении владивостокской религиозной организации «Армия спасения». Доводы ее юристов об отсутствии факта распространения были отклонены. Признавая организацию нарушителем федерального закона, мировой судья «приговорил» книги к уничтожению, но апелляционная инстанция сочла возможным ограничиться штрафом и конфискацией. 

Конституционный суд России, в который обратилась «Армия спасения», не усмотрел в спорной норме закона правовой неопределенности. Ведь даже международные документы, рекомендации Совета Европы и решения Европейского суда по правам человека подтверждают полномочия государства устанавливать «определенные преграды» в отношении сект, а также «воспрепятствовать миссионерской деятельности (в том числе в связи с проблемой прозелитизма), если она несовместима с уважением к свободе мысли, совести и религии других и к иным конституционным правам и свободам, а именно сопровождается предложением материальных или социальных выгод с целью вербовки новых членов». «В современных условиях осуществление террористической и экстремистской деятельности, прежде всего вербовка новых членов, нередко камуфлируется под миссионерскую деятельность», – отмечается в определении суда.

В свою очередь, обязательная маркировка направлена на идентификацию материалов конкретной религиозной организации и конфессии в целом, что «препятствует введению граждан в заблуждение относительно религиозной направленности предлагаемых им для ознакомления материалов и способствует обеспечению свободы выбора гражданами того или иного вероучения (религиозного учения)». Однако Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» не содержит понятия «распространение». Таковым Конституционный суд России признал не только вручение конкретным лицам, но и обеспечение свободного доступа к литературе и материалам неопределенного круга лиц. Конфискация таких изданий «направлена на предупреждение совершения аналогичных правонарушений в будущем и также не может рассматриваться как необоснованное и несоразмерное ограничение прав религиозных организаций», – заключил суд.

Отметим, что санкции за немаркированную литературу уже несколько раз применялись к нижегородской организации Церкви христиан веры евангельской (пятидесятников) «Библейский центр «Посольство Иисуса», их единоверцам из Свердловской области и другим. В свою очередь, Верховный суд России освободил от ответственности руководителя такой же церкви в Ульяновске Виталия Шмидта, так как субъектами правонарушений могут быть только сами религиозные организации, а не граждане или должностные лица.