Рейтинг@Mail.ru
home

01.02.2018

Судьи в посредники

Конфликтующим сторонам предложат выгодные и удобные способы примириться. На роль медиаторов планируется пригласить бывших служителей Фемиды и сотрудников аппарата судов. Такой проект модернизации системы примирения представил Верховный суд России.

01.02.18. АПИ — Задача медиатора – помочь участникам спора найти компромиссное решение проблемы и урегулировать конфликт, не доводя дело до суда. Процессуальное законодательство допускает примирение на любом этапе и уже начатого процесса. 

Миру мир

Действующий уже семь лет специальный федеральный закон регламентирует порядок проведения медиативных процедур. Но вопреки многочисленным попыткам популяризировать урегулирование конфликтов, в судах общей юрисдикции «миром» завершается всего 0,008 процентов дел, в арбитражах – в четыре раза меньше (АПИ подробно писало о проблемах внедрения медиации – Судебные миротворцы). «Вместе с тем в российском обществе существует высокая потребность в доступных и эффективных механизмах урегулирования споров, которые будут способствовать не только повышению качества правосудия за счет оптимизации судебной нагрузки, но и, в первую очередь, снижению конфликтности, укреплению социальных и деловых связей, становлению и развитию партнерских отношений, формированию уважительного отношения к закону, а также повышению правосознания и социальной активности», – убеждены в Верховном суде России.

Законопроект, подготовленный высшей инстанцией и внесенный в Госдуму, предусматривает в первую очередь введение института судебных примирителей. Такими посредниками смогут стать имеющие высшее юридическое образование и пятилетний стаж работники аппарата суда, а также служители Фемиды в отставке: «Это не только позволит повысить привлекательность альтернативных процедур разрешения споров, но и укрепит профессиональными кадрами институты медиации и судебного примирения», – отмечается в пояснительной записке.

В то же время порядок формирования корпуса судебных медиаторов, порядок их работы и финансирования не определен – решение таких вопросов делегируется самому Верховному суду России. Например, еще в 2014 году Министерство труда и социальной защиты РФ утвердило профессиональный стандарт медиатора. Для частных специалистов он носит рекомендательный характер, для государственных структур – де-факто обязательный. Так, примиритель должен иметь не только высшее профессиональное образование уровня специалиста или магистра, но и пройти специальную программу повышения квалификации в области медиации. Вопрос такого обучения бывших судей и работников аппарата, а также оплаты таких курсов, законопроект не регламентирует.

Договорись с чиновником

Одновременно ожидается реформа процессуального законодательства – арбитражного, гражданского и административного кодексов. В частности, медиативные механизмы разрешат проводить в делах с участием не только равноправных субъектов (гражданских и семейных процессах), но и в спорах с государственными органами (публично-правовых). 

Базовыми принципами примирения чиновников с бизнесом будут добровольность, сотрудничество, конфиденциальность и равноправие, в том числе в выборе процедуры, определении условий, кандидатур посредников и иных. «В условиях возрастающего количества споров с участием государственных органов именно государство должно расширять использование примирительных процедур для эффективного урегулирования споров со своим участием. В том числе в целях укрепления авторитета органов государственной власти и повышения доверия к ним», – полагают авторы реформы. Они апеллируют к западному опыту, в том числе таких стран, как Германия, Нидерланды, Великобритания, Франция и Австралия, а также рекомендациям Комитета министров Совета Европы.

Действующий федеральный закон допускает участие медиаторов в спорах, возникающих из гражданских (в первую очередь при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности), трудовых и семейных правоотношений. Хотя как участники судебных дел государственные органы в лице их представителей не лишены права заключать мировые соглашения, отказываться от заявленных в публичных интересах исков или признавать предъявленные к власти требования. В ряде случаев такое урегулирование конфликта выгодно как бизнесу, так и государству, но любые «договоренности» нередко вызывают подозрения в коррупции или иной недобросовестности (АПИ писало о практике разрешения этих проблем – Война и мир с чиновниками). 

С другой стороны, многие ведомства вводят внутренние административные механизмы предупреждения судебных споров, нередко очень эффективные. Например, перед подачей иска против налоговой инспекции гражданин или компания должны обратиться с жалобой в специальную апелляционную службу самого фискального ведомства. По уверению его руководства, такая процедура урегулирования позволила не только сформировать устойчивую практику, но и снизить число исков более чем в три раза. Причем для налогоплательщиков апелляционный механизм является бесплатным, а подача жалобы приостанавливает исполнение принятого инспекцией решения о взыскании или применении иных санкций.

Копейка рубль бережет

Примирение предлагается сделать выгодным для сторон: отказавшемуся от требований или урегулировавшему спор до вынесения решения первой инстанции истцу из казны возвратят 70 процентов уплаченной государственной пошлины, если мировое соглашение заключено на этапе рассмотрения дела в апелляции – половину, вышестоящих инстанций – 30 процентов. По логике авторов, мирное завершение дела сократит объем работы судов, что снизит и бюджетные расходы на их содержание.

В ряде случаев суды получат возможность «принуждать к миру». Такой опыт высшая инстанция заимствовала из Европы: «Например, в Словении процедура судебной медиации (примирения) носит обязательный характер, ее проведение может быть предписано судьей. В Великобритании существует практика – если сторона отказывается от предложенной судом медиации, такая сторона несет все судебные расходы другой стороны, даже выиграв спор», – убеждены в Верховном суде России.

Одновременно детально регламентируются процедура заключения и содержание мировых соглашений, порядок проведения переговоров, сверки расчетов и иных механизмов.

В то же время законопроект не разрешает много других назревших проблем медиации. Например – возможность применения этих механизмов в делах о банкротстве. Так, Арбитражный суд Дальневосточного округа признал невозможным участие в таком споре примирителя, но согласился с правом заключения должником, конкурсными кредиторами и уполномоченным органом мирового соглашения. Хотя подобная договоренность может серьезно ущемлять интересы миноритарных кредиторов, в том числе бывших сотрудников и потребителей несостоятельной компании или банка (АПИ писало о позиции Европейского суда по правам человека по этой проблеме – Банкротная автократия).

Мнения

 

Андрей Сучков, исполнительный вице-президент Федеральной палаты адвокатов

Предложенный проект можно только приветствовать. Он достаточно подробно регламентирует вопросы примирения, предоставляя возможность для различных вариантов поведения в этой процедуре и многообразие ее форм. А главное – нацелен на устранение социальных конфликтов и предлагает наиболее надежные способы их разрешения. Даже более эффективных, чем вынесение судебного решения по существу. Ведь мировое соглашение является результатом компромисса тяжущихся, взаимных уступок и в конечном итоге ведет к удовлетворению каждой из сторон и возможному сохранению позитивных отношений между ними на будущее.

Важным моментом законопроекта является его комплексный характер и распространение примирительных процедур на большинство видов судопроизводства, а также достаточное стимулирование сторон на разрешение спора миром.

Такой подход в полной мере соответствует правилам адвокатской профессии, поскольку одной из задач адвоката является содействие в окончании спора примирением сторон. И хотя в настоящее время количество примененных примирительных процедур ничтожно мало, есть основания надеяться, что в случае принятия данного законопроекта их количество возрастет на порядок и более.

Сергей Осутин, генеральный директор НП «Лига медиаторов»

Для эффективной и соответствующей действующему закону процедуры профессиональный медиатор, в том числе судья в отставке, работник аппарата суда или иные должностные лица, должен пройти курс обучения и сдать экзамен. Желательно также признание этого специалиста со стороны профессиональных организаций медиаторов для обеспечения повышения квалификации и доверия к нему со стороны обратившихся за разрешением спора или конфликта.

Для профессиональных медиаторов конкуренция – это возможность договориться и создать условия для плодотворного сотрудничества. Медиация сегодня существует и в коммерческом секторе, и в числе услуг, оказываемых отдельными государственными учреждениями. Поэтому медиаторами организовано межведомственное взаимодействие по вопросам рассмотрения обращений и проведения встреч по разрешению споров.

Возможность возврата государственной пошлины – важный сигнал поддержки примирения, сотрудничества и солидарности граждан со стороны государства. В то же время пошлина ничтожно мала в сравнении с другими расходами, которые несут стороны: оплата услуг юристов, экспертов и другие. 

Кроме расходов, стороны теряют выгоду – конфликты блокируют действие договоренностей между людьми, в том числе деловых, предпринимательских. А также время, которое мы тратим на спор. Вместо того чтобы заниматься любимым делом, проводить время с близкими, путешествовать, получать приятные впечатления от жизни, которую совсем не хочется расточать на споры и выяснение отношений. 

Поэтому в стимулировании примирения возврат пошлины имеет скорее психологический эффект. Реальный запрос на примирение скорее будет достигнут распространением достоверной информации среди граждан о том, какой ущерб могут нанести им конфликты и какую пользу можно из них извлечь, если своевременно и взаимовыгодно их разрешить.