Рейтинг@Mail.ru
home

26.02.2018

Опасные бонды

Вложения в облигации остаются самыми выгодными и надежными. Но кроме банкротства эмитентов обладателям таких ценных бумаг могут грозить и правовые риски – изменение законодательства «задним числом» и необходимость обращаться в ирландские и люксембургские суды.

26.02.18. АПИ — За последние три года ключевая ставка Банка России снизилась в два раза, проценты по вкладам граждан – почти в три. В поисках выгодных способов приумножить накопления частные лица готовы вкладывать свои средства в более рискованные инструменты. Выплаты по государственным облигациям сегодня достигают 8 процентов годовых в рублях, по корпоративным – столько же в долларах. Еще большие доходы обещают эмитенты по коммерческим облигациям.

Синица в руках

Выпускать облигации (бонды) вправе государственные органы и частные компании. В отличие от акций, они чаще всего предполагают фиксированные периодические купонные выплаты и по окончанию срока обращения должны выкупаться по номинальной или иной заранее заявленной цене. Таким образом, покупатель может просчитать гарантированный минимальный доход и защищен практически от любых рыночных потрясений, в том числе рисков снижения цены. Тогда как увеличение стоимости бумаг повышает выгодность инвестиций.

С другой стороны, покупая облигации, чаще всего нужно быть готовым вернуть свои вложения только при их погашении, а многие выпуски рассчитаны на десятилетия. Так, одни из самых доходных на сегодняшний день – валютные облигации «Альфа-банка», «ВТБ», «Газпрома», VEON (группа «Билайн»), «Газпромбанка», акционерного банка «Россия» и ряды других корпоративных эмитентов, будут погашаться с 2025 по 2043 годы. До этого ценные бумаги можно продать по рыночному курсу. Кроме того, далеко не все облигации ликвидны – на многие просто нет спроса даже по низкой стоимости.

Рассчитывая инвестиции в бонды, нужно учитывать их текущую рыночную стоимость, которая может быть как выше, так и ниже номинала, а также расходы на покупку и продажу. Ведь частное лицо само не вправе участвовать в биржевых торгах – необходимо заключить договор с лицензированным брокером, оплатить его услуги и комиссию самой биржи. В сумме такие расходы могут существенно увеличить стоимость приобретаемых и занизить стоимость продаваемых ценных бумаг, сократив эффективность инвестиций.

Из ожидаемой прибыли необходимо вычесть 13-процентный налог на доходы физических лиц (НДФЛ). Им, в частности, облагается так называемый дисконт – положительная разница между стоимостью проданных и купленных ценных бумаг, купонный доход и другие выгоды. В расходы закон позволяет включить вознаграждение, уплаченное брокеру и иным профессиональным участникам рынка, биржевую комиссию и так далее. Льгота предоставляется только при получении купонного дохода по государственным (федеральным и региональным), муниципальным облигациям. Не облагаются также дисконт по выпущенным после 1 января 2017 года корпоративным бондам и выплачиваемый с 2018 года купонный доход по ним, не превышающий увеличенную на пять процентных пунктов ключевую ставку Банка России (то есть 12,5 годовых). 

Более того, далеко не всегда НДФЛ будет автоматически рассчитываться и удерживаться налоговым агентом – брокером или иным профессиональным участником. В ряде случаев гражданину придется представить ему многие документы (например – подтверждающие стоимость покупки облигаций, возможно, много лет назад). В иных – частный инвестор обязан по итогам года самостоятельно рассчитать дисконт, налоги, подготовить налоговую декларацию и до 1 мая отправить ее в фискальное ведомство. Сокрытие дохода или непредставление декларации карается штрафами.

Журавль в небе

Главный риск владельца любых облигаций – несостоятельность корпоративного эмитента. В отличие от банковских вкладов, ответственность по выпущенным частными компаниями ценным бумагам не гарантируется государством. В случае объявления ее банкротом выплата купонов и погашение бондов замораживаются до проведения всех процедур. Если платежеспособность корпорации не будет восстановлена – требования по облигациям удовлетворяются в последнюю очередь. 

Допущенные на биржу ценные бумаги проходят строгий отбор, поэтому вероятность  банкротства эмитентов уровня «Газпрома», «Лукойла» и им подобных корпораций остается крайне низкой. Компании даже меньшего масштаба в случае финансовой несостоятельности чаще всего покупаются или присоединяются без ущерба для собственников облигаций. В таких ситуациях может возникнуть лишь так называемый технический дефолт – временное приостановление выплаты купонного дохода.

Куда более мягкие требования предъявляются к эмитентам так называемых коммерческих облигаций (аналог западных commercial papers). Выпускать их вправе даже малые предприятия, проведение сложной процедуры публикации проспекта, регистрации выпуска регулятором и иных не требуется. Благодаря этому на такой рынок вышло большое число эмитентов, предлагающих более высокую относительно крупных корпораций доходность – некоторые компании обещают до 22 и даже 25 процентов годовых.

Обратная сторона такого упрощения – повышенный риск для покупателей бондов. Поэтому закон запрещает осуществлять открытое размещение коммерческих облигаций и, по существу, рекламу выпусков. Приобретаются они исключительно через закрытую подписку, в том числе через так называемые краудлендинговые интернет-площадки.

Специальные ограничения нередко установлены и для некоторых биржевых и простых корпоративных облигаций. Например, приобрести отдельные выпуски евробондов «Альфа-банка», доходность по которым в настоящее время превышает 8 процентов годовых в долларах, могут только квалифицированные инвесторы. Для получения такого статуса гражданин должен иметь высшее экономическое образование, специальный квалификационный аттестат или сертификат, трехлетний опыт деятельности в работающей с ценными бумагами компании, финансовые активы в размере не менее 6 млн рублей (в том числе вклады в российских и иностранных банках, акции и другие) либо совершать сделки с ценными бумагами не реже 10 раз в квартал и как минимум раз в месяц (учитываются как минимум два из перечисленных критериев). В то же время квалифицированный инвестор лишается ряда предоставляемых рядовому потребителю привилегий (АПИ писало об этом – Финансовый защитник).

Король дал, король взял

Эксперты сомневаются в вероятности повторения ситуации двадцатилетней давности – дефолта по государственным казначейским облигациям (ГКО). Хотя и в 1998 году он был только техническим – Правительство России заморозило сделки и выплаты по принадлежащим частным компаниям ценным бумагам. Утвержденная процедура предполагала реинвестирование таких средств в новые долгосрочные бонды с доходностью до 30 процентов годовых в рублях и 5 годовых в долларах. Хранивших накопления в ГКО граждан дефолт не затронул.

Многим корпоративным инвесторам также удалось защитить свои права. По данным финансового ведомства, только в 1999 году арбитражные суды рассмотрели 103 иска на 2,8 млрд рублей, решения на 1,7 млрд были приняты в пользу истцов. Так, подтверждая обязанность государства в лице Минфина выплатить стоимость принадлежащих ОАО «Доверие» ГКО, Федеральный Арбитражный суд Западно-Сибирского округа констатировал, что порядок и срок гашения облигаций не могут быть изменены в одностороннем порядке: «Доказательств согласия владельца облигаций на замену их новыми обязательствами ответчик не представил», – заключили служители Фемиды.

Вместе с тем далеко не всегда государство выплачивало компенсацию по гарантированным им займам. Жертвами, в частности, стали владельцы облигаций Российского акционерного общества «Высокоскоростные магистрали» (РАО ВСМ). Суды чаще всего отклоняли их иски против Минфина.

Нулевая ответственность

Дополнительные риски несут обладатели так называемых субординированных облигаций банков. Поправки, внесенные в федеральный закон в 2014 году, делегировали находящимся в критической ситуации кредитным организациям право в одностороннем порядке аннулировать задолженность перед владельцами таких ценных бумаг. Такое решение принимается в случае нарушения установленных нормативов или начала санации банка государственной корпорацией «Агентство страхования вкладов» (АСВ). При этом у них не отзывается лицензия и не вводится процедура банкротства.

Более того, руководствуясь таким законом, уже были списаны обязательства по субординированным займам, возникшие до внесения спорной поправки. Суды признали такие действия легитимными (АПИ подробно писало об этих спорах – Крупные вклады национализируют).

Всего «нажитого непосильным трудом» уже лишились владельцы субординированных облигаций двух крупных банков – «Открытие» и «Промсвязьбанк». Хотя некоторые из аннулированных бондов были выпущены еще в 2012 году. Общий объем списанных обязательств превышает 2,3 млрд долларов. Сейчас такие бумаги можно купить за одну десятую их стоимости, а теоретическая расчетная доходность достигает 3,6 тысячи процентов годовых.

Эксперты сомневаются, что доверившимся частным инвесторам удастся вернуть свои средства – представители Банка России готовы на «восстановление» обязательств только в случае принятия соответствующего судебного решения. Однако юридически эмитентом облигаций является не российский банк, а зарегистрированная в Ирландии компания OFCB Capital PLC (структура группы «Открытие») и люксембургская PSB Finance S.A. (кредитовала «Промсвязбанк»). Подавать к ним иски владельцам облигаций придется в ирландский или люксембургский суд. Даже добившись взыскания долга, истцы должны будут дождаться признания этих эмитентов банкротами и истребования дебиторской задолженности с российских кредитных организаций.

Только желающие приобрести облигации банков от таких рисков не застрахованы – общее описание даже биржевых бумаг не всегда в доступной форме содержит сведения о том, что они являются субординированными. Такие евробонды выпускают ПАО «Сбербанк России» (формальный эмитент – люксембургская компания SB Capital, Societe Anonyme), «Тинькофф банк» (ирландская TCS Finance DAC), «Альфа банк» (Alfa Bond Issuance PLC), «ВТБ» (VTB Eurasia DAC) и многие другие крупнейшие кредитные организации.

Справка

Объем выпуска облигаций оценивается в 17,8 трлн рублей, в том числе 6,2 трлн – корпоративный, 4,3 трлн – финансовый (банковский) сектор. Крупнейшими эмитентами остаются государство (облигации федерального займа – ОФЗ) и компании нефтегазового сектора.

Ежегодно Банк России фиксирует не менее 80 дефолтов по корпоративным облигациям.

Мнения

 

Василиса Макарова, доцент департамента финансов НИУ ВШЭ – Санкт-Петербург

Основными рисками вложения личных накоплений в облигации являются низкая ликвидность таких активов и нулевой или даже отрицательный процентный доход. 

Также есть вероятность банкротства эмитента. Но на практике серьезные компании редко ликвидируются – чаще всего проходят слияния, поглощения и иные формы реорганизации бизнеса, при которых в равной степени реструктуризируются и долги. При банкротстве в чистом виде владельцы облигаций становятся кредиторами третьей очереди, требования которых погашаются после судебных расходов и расчетов с персоналом.

Дефолта по государственным ценным бумагам, на мой взгляд, ждать не стоит – современная финансовая система более продвинута, гибка, маневренна и развита, чем в 1998 году. В основе финансового рынка всегда лежат реальные активы, потенциал которых за два десятилетия существенно вырос. Как раз сейчас рынок нуждается в доверии. Облигации, как правило, не создают перегрева экономики, а позволяют перераспределять денежные средства. Ориентироваться на ситуацию 1998 года не стоит.

Денис Буряков, управляющий директор по депозитарной деятельности Национального расчетного депозитария

Основной и общий для всех типов долговых инструментов риск – дефолт эмитента по своим обязательствам. Но законодательство в этой сфере постоянно совершенствуется, вводятся все новые способы защиты интересов инвесторов. Например, появились институт представителей владельцев облигаций (ПВО) и обязательные рейтинги выходящих на организованные торги компаний. Все это расширяет зону комфорта для частных инвестиций в облигации.

Условия субординированного облигационного займа кредитной организации могут предусматривать право такого эмитента отказаться в одностороннем порядке от уплаты процентов в случае уменьшения норматива достаточности собственных средств (капитала) ниже установленного лимита или принятия решения о санации.

Коммерческие облигации являются максимально удобным инструментом для эмитентов. Связанные с упрощенными требованиями по раскрытию информации риски, на наш взгляд, покрываются доходностью, превышающей в два раза прибыль от классических облигаций. Кроме того, некоторые эмитенты коммерческих облигаций при подготовке к размещению прибегают к помощи квалифицированных посредников, которые проводят оценку качества эмитента. Мы также проводим комплайнс-процедуры, позволяющие исключить существенную часть рисков на начальном этапе.

Станислав Клещев, главный аналитик департамента брокерского обслуживания банка «ВТБ»

Основной риск вложений в корпоративные облигации – дефолт эмитента. Поэтому следует тщательно подходить к отбору облигаций к покупке с точки зрения финансовой устойчивости заемщика. Необходимо понимать, что в случае неспособности эмитента обслуживать взятые на себя обязательства возврат основной суммы и полагающегося купонного дохода будет возможен лишь в рамках процедуры банкротства или реструктуризации долга.

В таком же порядке погашаются классические облигации кредитных организаций. Но необходимо понимать специфику деятельности банков – высокое соотношение объема обязательств к собственному капиталу, которое, как правило, не позволяет рассчитывать на существенный коэффициент возврата средств по облигациям в случае дефолта.

Еще более рисковый инструмент – субординированные облигации банков. Списание долга по ним может произойти даже при сохранении деятельности кредитной организации, но при снижении уровня достаточности капитала.