Рейтинг@Mail.ru
home

26.04.2018

Презумпция трезвости

Действующий Уголовный кодекс РФ позволяет скрывшимся пьяным виновникам дорожно-транспортных происшествий (ДТП) уклониться от заслуженного наказания. Эту норму Конституционный суд России признал несправедливой.

26.04.18. АПИ — Еще в 2009 году уголовная ответственность за последствия автомобильных аварий, совершенных в состоянии опьянения, была ужесточена. Так, если трезвый виновник смерти двух человек мог быть приговорен к семи годам лишения свободы, то пьяному грозит до девяти лет. Вместе с тем, исходя из принципа презумпции невиновности, законодатели оговорили, что факт опьянения устанавливается только по результатам соответствующего медицинского освидетельствования. Также нетрезвым может признаваться водитель, отказавшийся проходить такое обследование.

Не пойман – не пьян

Такие справедливые в отношении к подозреваемым нормы привели к нарушению прав уже потерпевших. Ведь нетрезвому совершившему ДТП водителю стало выгодно скрыться и избежать строгого наказания – уже через сутки экспертиза чаще всего не может определить наличие алкоголя. 

Одним из таких подсудимых стал житель Иваново Журавлев. На личном BMW X5 он перевозил пятерых пассажиров, превысил допустимую скорость и не справился с управлением. В результате автомобиль перевернулся, и два не пристегнутых пассажира погибли. Многочисленные свидетели подтвердили, что до аварии водитель посетил несколько баров, употреблял в них алкоголь и даже пил из горла, когда садился в автомобиль. Это зафиксировала и беспристрастная камера видеонаблюдения. Но поскольку виновник скрылся с места ДТП, своевременная экспертиза проведена не была.

Рассматривая уголовное дело, суд принял показания свидетелей и иные доказательства, по существу приравняв «побег» к отказу от прохождения медицинского освидетельствования. В итоге гражданин Журавлев был приговорен к восьми годам лишения свободы. Однако Ивановский областной суд усомнился в допустимости использования альтернативных доказательств, кроме акта медицинского освидетельствования. Соответствующий запрос был направлен в Конституционный суд России.

Большинство участников заседания указали на «пробельность» спорной нормы. «Даже медицинское освидетельствование еще не означает, что лицо находилось в состоянии опьянения на момент совершения ДТП. Оно могло употребить алкогольные напитки или наркотические средства «с горя», то есть уже после происшествия», – пояснил полномочный представитель Президента России Михаил Кротов. Кроме того, возможность манипулирования данными при проведении экспертизы создает, по его мнению, коррупционную обстановку. 

В свою очередь, представитель Правительства России Михаил Барщевский счел возможным оценивать физиологическое состояние человека только измерительными средствами. Любые иные данные могут быть ошибочными. Например, водитель может пить из бутылки водки обычную воду, тогда как свидетели будут уверены в употреблении им алкоголя. Для решения проблемы «апробирования» виновников ДТП соответствующие органы должны быстрее ловить «беглецов»: «Нельзя же под соусом презумпции виновности перекладывать бремя на каждого водителя. Есть много причин, по которым водитель может уехать», – убежден Михаил Барщевский. При этом он предложил ввести уголовную ответственность за сам факт нахождения за рулем в нетрезвом состоянии.

Возможность использования иных доказательств поддержали представитель Генеральной прокуратуры Татьяна Васильева и советник министра юстиции РФ Мария Мельникова. Они апеллировали к действующему Уголовно-процессуальному кодексу РФ и одному из базовых принципов судопроизводства – никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Честным должно быть выгодно

Служители Фемиды пришли к выводу, что спорная норма Уголовного кодекса РФ (пункта 2 примечания к статье 264) не допускает возможности признания водителя находящимся в состоянии опьянения, если он скрылся с места ДТП. При этом такой побег может являться желанием скрыть факт опьянения, чтобы избежать привлечения к более строгой уголовной ответственности. Но это не равнозначно ни доказанности факта опьянения, ни добровольному отказу от прохождения освидетельствования. В результате «беглецы» оказываются в более выгодном положении по сравнению с водителями, честно оставшимися на месте аварии (как прошедшими тест на алкоголь, так и отказавшимися от него). «Такое законодательное регулирование не отвечает цели эффективного уголовно-правового противодействия преступлениям, совершенным лицами, управлявшими транспортными средствами, в том числе в состоянии опьянения, и скрывшимися с места дорожно-транспортного происшествия. В этой части данное законоположение не соответствует Конституции России», – заключил суд. 

В то же время принятое постановление не влечет автоматического исправления ситуации – законодателю в течение года надлежит внести соответствующие изменения. Поэтому пока явно несправедливая норма будет действовать. Более того, руководитель секретариата Конституционного суда России Владимир Сивицкий предположил, что и гражданина Журавлева будут судить как трезвого правонарушителя.

Отметим, что до 2003 года Уголовный кодекс РФ предусматривал строгую ответственность за сам факт оставления водителем места ДТП, в котором кто-либо погиб или получил тяжкие повреждения. Такое деяние каралось в том числе лишением свободы на срок до двух лет, которые могли «приплюсовываться» к наказанию за совершение самой аварии. Однако в настоящее время «побег» является лишь административным проступком, хотя и влечет лишение прав на срок до полутора лет или арест на пятнадцать суток. 

Справка

В 2017 году за повлекшие тяжкие последствия нарушения Правил дорожного движения было осуждено почти 10,4 тысячи человек. Из них четверть совершили ДТП в нетрезвом состоянии. Большинство «пьяных» суды приговорили к реальному лишению свободы, «трезвых» – к ограничению свободы или условному наказанию.

В сокрытии с места происшествия уличено более 69 тысяч водителей.

Мнения

 

Александр Холодов, член координационного совета МООА «Свобода выбора» (защитник прав автомобилистов)

Когда еще принимали спорные поправки в Уголовный кодекс РФ, я указывал о перекосе в пользу сбегающих водителей. На мой взгляд, нетрезвое состояние может доказываться иными косвенными данными, в том числе свидетельскими показаниями или видеозаписями. Например, кто-то видел, как водитель покупал или употреблял алкоголь, наблюдал его характерное неадекватное поведение и так далее. Либо наказание за сокрытие с места ДТП следует приравнять к санкциям за совершение его в состоянии опьянения, а лучше даже сделать его еще более жестким. По существу «побег» является отказом от прохождения освидетельствования.

Татьяна Васильева, полномочный представитель Генерального прокурора России

Формальный подход к определению состояния опьянения без системной связи с иными положениями уголовного законодательства не только не способствует предупреждению совершения преступлений, а напротив – фактически стимулирует лиц покидать место дорожно-транспортного происшествия в целях ухода от более тяжкого наказания. Такой подход не согласуется с требованиями резолюции Кабинета Министров Совета Европы 1973 года, требующей обеспечения в национальном законодательстве принципа, в силу которого никто не может отказаться или уклониться от проведения теста дыхания, анализа крови или медицинского освидетельствования.

Спорная норма не может определять процессуальные способы и средства доказывания, в том числе и факт опьянения. Она не может ограничивать собирание, проверку и оценку доказательства. Иное приводило бы не только к противоречию с принципом свободной оценки доказательств, но и к подмене уголовным законом процессуально-правового регулирования. Поэтому примечание к статье 264 Уголовного кодекса РФ не может ограничивать возможность доказывать нахождение водителя в состоянии опьянения только путем проведения освидетельствования. Скрытие с места происшествия по своей сути является уклонением от прохождения теста дыхания, анализа крови или медицинского освидетельствования. Спорная норма не должна приводить к тому, чтобы совершившие более тяжкое по своей опасности деяние лица своим противоправным поведением обретали благоприятные последствия.