Рейтинг@Mail.ru
home

02.07.2018

Экстремистская декриминализация

Публикующих в социальных сетях, на иных сайтах и даже в средствах массовой информации экстремистские сообщения и пропаганду предлагается освободить от уголовной ответственности. Тогда как строгое наказание грозит сегодня и за распространение даже антифашистских материалов с использованием нацистской символики.

02.07.18. АПИ — Действующий Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за публичные экстремистские высказывания или размещение такой информации в интернете. В результате преступниками признаются в том числе пользователи социальных сетей, порой неосторожно «репостившие» или даже поставившие «лайк» к разжигающему национальную, религиозную или иную рознь сообщению. Причем большинство приговоров по таким делам по существу засекречены.

Слово государево

Практика применения антиэкстремистского законодательства была поднята во время состоявшейся в начале июня ежегодной прямой линии с Президентом России Владимиром Путиным. По мнению задавшего вопрос депутата Госдумы и писателя Сергея Шаргунова, «речь идет не о прямых призывах к насилию, а зачастую о нелепых или резких суждениях, с которыми можно не соглашаться». «Иногда такое ощущение, что если буквально воспринимать 282-ю статью Уголовного кодекса, то некоторым ревнителям надо бы посмертно осудить Пушкина, Толстого, Достоевского, Маяковского, а их сочинения изъять. И тут еще подоспели новоявленные законы, связанные с интернетом, на мой взгляд, достаточно расплывчатые. Так что есть огромное пространство для вольности толкований. Нет ли смысла как-то приостановить тех, кто на полной скорости решил закатывать чужие мнения?» – указал парламентарий.

Глава государства согласился с опасениями депутата и предложил экспертам с привлечением Верховного суда России проанализировать поднятую проблему. «Судебная правоприменительная практика, безусловно, должна находиться в поле зрения общественности и должна корректироваться. Нужно определиться с самими понятиями «экстремизма», не нужно доводить все до маразма и абсурда. Это очень важная тема», – заключил Президент России. Поручение провести анализ использования в правоприменительной практике понятий «экстремистское сообщество» и «преступление экстремистской направленности» уже направлено руководителю «Народного фронта» Алексею Анисимову и Генеральному прокурору Юрию Чайке.

Ненасильственный вердикт

Не дожидаясь результатов работы экспертов и надзорного ведомства, Сергей Шаргунов вместе с депутатом Алексеем Журавлевым внес в Госдуму законопроекты о декриминализации спорного деяния. Они предусматривают, что публикация возбуждающей ненависть или вражду информации квалифицируется как административное правонарушение и наказывается штрафом в сумме до 20 тысяч рублей, обязательными работами или административным арестом на срок до пятнадцати суток. Уголовное наказание предлагается сохранить только за соответствующие действия, совершенные с применением или с угрозой насилия либо с использованием служебного положения или организованной группой.

По мнению авторов поправок, увеличение количества осужденных по статье 282 Уголовного кодекса РФ «может говорить о нарастании диссонанса между обществом и государством, а также об увеличении карательного уклона правоохранительной системы по отношению к гражданам, активно выражающим свою гражданскую, подчас патриотическую, позицию. Сложившаяся ситуация неоднократно отмечалась многими общественными и политическими деятелями. Многие общественные организации, в том числе правозащитные, выражали свое беспокойство по этому поводу», – отмечают парламентарии. Также они указывают на субъективную оценку экспертами самих понятий «возбуждающей» информации и «социальной группы». 

Служители Фемиды не поддержали инициативу депутатов: «Законодательные решения, направленные на декриминализацию либо криминализацию деяний, требуют особенно взвешенного подхода, основанного на результатах уголовно-правовых и криминологических исследований, подтверждающих необходимость внесения соответствующих изменений в уголовное законодательство. Тогда как в пояснительной записке сведения о таких исследованиях не приводятся», – констатирует заместитель председателя Верховного суда России Владимир Давыдов. А в Правительстве России напоминают, что Конституцией России запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

Социальная справедливость

Правозащитники также скептически оценивают предложения депутатов Шаргунова и Журавлева. По их мнению, наказание за публичные экстремистские высказывания необходимо дифференцировать – в ряде случаев они могут быть опасными и должны жестко преследоваться. 

Верховный суд России еще семь лет назад указал, что критика «политических организаций, идеологических и религиозных объединений, политических, идеологических или религиозных убеждений, национальных или религиозных обычаев сама по себе не должна рассматриваться как действие, направленное на возбуждение ненависти или вражды». Равно как не является преступлением «высказывание суждений и умозаключений, использующих факты межнациональных, межконфессиональных или иных социальных отношений в научных или политических дискуссиях и текстах и не преследующих цели возбудить ненависть либо вражду». 

Однако практика свидетельствует, что эти наставления высшей инстанции нередко игнорируются. Главной проблемой существующего законодательства и практики применения эксперты также считают расплывчатые формулировки, в том числе упоминаемого авторами поправок понятия «социальная группа». Практика свидетельствует, что под ними могут пониматься как национальные объединения (например – «выходцы из кавказских республик»), так и «классы», в том числе «чиновники». Сам Сергей Шаргунов рассказал про уголовное дело, возбужденное против «патриотически настроенных молодых людей, создавших утопическую группу за проведение референдума об ответственности власти в стране». 

Антифашистский синдром

Также без учета умысла к ответственности привлекаются уличенные в демонстрации нацистской атрибутики или символики. Формально действующий закон предусматривает за такие деяния строгое административное наказание, в том числе до пятнадцати суток ареста, даже если демонстрация не была связана с пропагандой. Например, эти санкции применялись за публикацию в социальных сетях исторических, военных и других фотографий.

Более того, косвенно такой подход подтвердил Конституционный суд России: «Само по себе использование нацистской атрибутики (символики) – безотносительно к ее генезису [происхождению] – может причинить страдания людям, чьи родственники погибли во время Великой Отечественной войны. Таким образом, оспариваемые законоположения, направленные на обеспечение межнационального мира и согласия, гармонизацию межнациональных (межэтнических) отношений, защиту прав и свобод других лиц, не порождают неопределенности в вопросе об их соответствии Конституции России», – констатировали служители Фемиды.

В свою очередь, по мнению Верховного суда России, вывод об отсутствии направленности на пропаганду можно сделать, только когда символика используется в целях научных исследований, художественного творчества, подготовки осуждающих нацизм либо излагающих исторические события материалов. Еще более либеральной позиции придерживается Роскомнадзор. Еще в 2015 году ведомство официально указало на допустимость использования нацистской и сходной с ней до смешения атрибутики в исторических, научных и тому подобных целях. «При этом нацистская символика не может быть использована с целью оскорбления советского народа и памяти о понесенных в Великой Отечественной войне жертвах, для популяризации идей нацизма, теории расового превосходства, оправдания военных преступлений фашистов», – отмечается в заключении.

Вместе с тем административная и судебная практика на местах остается противоречивой. Так, Архангельский областной суд отверг разъяснения надзорного органа и отказался учитывать отсутствие умысла на пропаганду нацизма. Но тот же суд не усмотрел состава правонарушения в действиях Михаила Листова, опубликовавшего знаменитую фотографию с Парада Победы: «Советские солдаты держат опущенные знамена, что по своему содержанию символизирует победу над фашизмом. Само по себе наличие на данном снимке нацистской атрибутики и символики (на опущенных знаменах) не свидетельствует об их демонстрации, поскольку данный факт является историческим и неотъемлем от состоявшегося события», – отмечается в решении.

А чиновники Министерства культуры РФ потребовали ретушировать свастику даже в документальных фильмах, в том числе осуждающих нацизм. Под предлогом демонстрации запрещенной символики ведомство отозвало прокатное удостоверение на фильм о художнике Николае Рерихе «Зов Космической эволюции»: в кадрах хроники Великой Отечественной войны внимательные «культурологи» обнаружили немецкий бронетранспортер с эмблемой Вермахта. Хотя сами кадры были заимствованы из советских фильмов – «Обыкновенный фашизм» и «Неизвестная война», вышедших на экраны в 1965 и 1978 году соответственно.

Восстановить право создателей киноленты про Рериха на ее прокат удалось только в кассационной инстанции арбитражного суда: «В рассматриваемом случае в фильме «Зов космической эволюции» не усматривается пропаганды фашистских идей и проявлений фашизма, изображение свастики не является актом публичной демонстрации и не направлено на реабилитацию нацизма. По сути, такой подход может привести к запрету показа всех документальных и художественных фильмов о Великой Отечественной войне», – заключили служители Фемиды. Верховный суд России поддержал эти выводы.

Справка

По данным Судебного департамента, за публичное возбуждение ненависти либо вражды (по части 1 статьи 282 Уголовного кодекса РФ) в минувшем году было осуждено 460 человек, в том числе 50 – к реальному и 279 – к условному лишению свободы, 68 – к штрафу, 56 – к обязательным и исправительным работам.

В пропаганде и публичном демонстрировании нацистской символики было обвинено более двух тысяч человек. К административной ответственности привлечено 1,7 тысячи, в том числе 130 приговорено к аресту. Средний размер штрафа составил 1,2 тысячи рублей.

Мнения

 

Дарьяна Грязнова, юрист «Команды 29»

В целом идею реформирования антиэкстремистского законодательства можно только поддержать, поскольку проблема преследования за высказывание своих мыслей, в том числе в интернете, действительно существует. 

Хотя, конечно, не только Россия борется с преступлениями ненависти, это необходимо в любом демократическом обществе. 

Основные проблемы существующего законодательства и его применения сводятся к привлечению к ответственности людей, в действиях которых нет по сути ничего противоправного. Формулировки действующей нормы Уголовного кодекса РФ являются оценочными. Иногда преследуются даже граждане, не имеющие умысла на совершение преступления, а правоохранительные органы и суды не всегда оценивают общественную опасность тех или иных высказываний или «репостов». 

Представленный законопроект не решает этих проблем. Его авторы просто заменили уголовную ответственность за публикацию экстремистской информации на административную. В результате, например, популярный общественный деятель с тысячами подписчиков может писать посты с публичным возбуждением ненависти и заплатить за такой опасный проступок штраф в 10 тысяч рублей.

Схожая проблема связана с демонстрацией нацистской символики. Сейчас такие деяния оцениваются опять же без учета умысла правонарушителя. Хотя очевидно, что размещение в социальных сетях исторической хроники, в том числе известных фотографий, например, Парада Победы, не несет общественной опасности.

Нвер Гаспарян, советник Федеральной палаты адвокатов

Представленный законопроект представляет собой либеральный акт, сокращающий сферу применения статьи 282 Уголовного кодекса РФ. Уголовная ответственность предусматривается только за соответствующие действия, совершенные с насилием или под угрозой его применения, с использованием служебного положения и организованной группой. В случае принятия поправок количество осужденных по этой статье значительно уменьшится. 

Но нельзя не понимать, что в многонациональной и многоконфессиональной стране ответственность за возбуждение ненависти либо вражды, в том числе по признаку национальности или отношения к религии, имеет важное превентивное значение. Поэтому в данном случае законодателю следовало бы сохранить баланс частных и государственных интересов.

Елена Шахова, председатель правозащитной организации «Гражданский контроль»

Внесенные в Госдуму поправки выводят язык ненависти из-под действия уголовного закона, признавая преступлением только призывы к насильственным действиям. Это, безусловно, важное смягчение закона. 

В то же время в Уголовном кодексе РФ остается сомнительное понятие «социальная группа». Правоприменительная практика богата примерами, когда граждане, критически оценивающие деятельность представителей органов власти, привлекались к уголовной ответственности за разжигание ненависти по отношению к социальной группе «чиновники», «полицейские», «сотрудники Центра «Э». Авторы законопроекта также аргументированно критикуют такое понятие, но при этом не исключают его из самого Уголовного кодекса РФ.

Поэтому полагаем, что предложенные поправки – лишь половинчатая мера. Законопроект уже не поддержали Правительство России или Верховный суд России. Сомнительно, что он будет принят.