Рейтинг@Mail.ru
home

10.07.2018

Разумно разделенный бизнес может экономить на налогах

10.07.18. АПИ — Ведущие самостоятельную деятельность дочерние или связанные компании вправе применять упрощенную систему налогообложения. К такому выводу пришел Верховный суд России.

Специальные льготные налоговые режимы, в том числе так называемая «упрощенка», ориентированы исключительно на малый бизнес. Согласно действующему Налоговому кодексу РФ, применять их могут только компании со среднесписочной численностью работающих не более 100 человек и годовым оборотом до 150 млн рублей, не имеющие филиалов и соответствующие иным ограничениям.

Чтобы соответствовать таким критериям, некоторые крупные организации осуществляют «дробление бизнеса», в том числе выделяют в качестве отдельных юридических лиц входящие в сеть магазины или иные структурные подразделения. Каждый такой хозяйствующий субъект чаще всего принадлежит одним и тем же собственникам и имеет единую систему управления, но формально является самостоятельным налогоплательщиком. В свою очередь, инспекторы фискального ведомства считают такую схему недобросовестным налоговым планированием и, не признавая законность применения «упрощенки», доначисляют платежи по общей системе налогообложения 

Не отрицая в целом право «мытарей» на пресечение подобных нарушений, служители Фемиды указали на необходимость доказывать отсутствие у «раздробленных» организаций самостоятельной хозяйственной деятельности. «При оценке обоснованности налоговой выгоды судом могут учитываться такие обстоятельства, как особенности корпоративной структуры (история создания взаимозависимых лиц, причины их реорганизации и другие), практика принятия управленческих решений внутри группы взаимозависимых лиц, использование общих трудовых и производственных ресурсов, особенности гражданско-правовых отношений», – отмечается в разъяснениях Верховного суда России.

В качестве примера высшая инстанция приводит решение, принятое в пользу единственного дистрибьютора торговой марки на территории ряда регионов. Правообладатель (поставщик) делегировал ему право самостоятельно выстраивать сеть продаж. Рассматривая спор с налоговой службой, суд пришел к выводу, что несмотря на взаимозависимость компании с оптовыми покупателями, каждый такой контрагент имел свой штат работников и клиентскую базу, их деятельность осуществлялась раздельно по соответствующим сегментам рынка (оптовые продажи сельскохозяйственным производителям, мобильная торговля среди розничных покупателей, продажи через интернет-сайт). «Сам по себе факт подконтрольности нескольких контрагентов одному лицу не мог являться основанием для консолидации их доходов. Каждый из участников группы компаний осуществляет самостоятельную хозяйственную деятельность и несет свою часть налогового бремени», – заключил суд.

Тогда как в другом деле служители Фемиды поддержали фискальную службу. Инспекторы доказали, что когда оборот налогоплательщика подошел к пороговому значению, его разделили на несколько юридических лиц. При этом хранение товаров осуществлялось на общем складе, использовались общие погрузочные машины, один офис и штат работников. «При таких обстоятельствах у налогового органа имелись основания для определения прав и обязанностей указанных юридических лиц, исходя из подлинного экономического содержания их деятельности путем консолидации доходов и исчисления налогов по общей системе налогообложения», – констатировал арбитраж.

При этом Верховный суд России подчеркивает, что именно на «мытарях» лежит бремя доказывания недобросовестного «дробления бизнеса» – деления по существу единого хозяйствующего субъекта, объем деятельности которого не отвечает или перестал отвечать установленным для «упрощенки» ограничениям.