Рейтинг@Mail.ru
home

23.08.2018

Арифметическая амнистия

Из исправительных колоний в ближайшее время будет досрочно освобожден каждый пятый заключенный. Такая «амнистия» проводится благодаря новому порядку исчисления сроков лишения свободы. Однако из-за отсутствия механизмов реализации либерального закона многим «пересидевшим» придется провести в колонии еще не один месяц.

23.08.18. АПИ — До 14 июля срок лишения свободы учитывался независимо от строгости исправительного учреждения. Проведенное в следственных изоляторах время засчитывалось в установленный приговором срок по формуле «один к одному». К суткам в колонии приравнивался и день нахождения под домашним арестом.

Посуточный пересчет

Поправки в Уголовный кодекс РФ, подписанные Президентом России Владимиром Путиным 3 июля, «оценивают» тяжесть нахождения в разных видах учреждений уголовно-исполнительной системы (АПИ писало о принятии этого закона – Пребывание в СИЗО переоценят). Так, следственный изолятор считается теперь в полтора раза более строгим ограничением свобод, чем исправительная колония общего режима, и в два раза – чем колония-поселение. Поэтому сутки, проведенные обвиняемым под стражей до вступления приговора суда в законную силу, зачитываются как полтора или два дня лишения свободы в соответствующей колонии. Формула «один к одному» сохранится для находящихся в исправительных учреждениях строгого или особого режима, в штрафном или дисциплинарном изоляторе и иных особых условиях. Не вправе рассчитывать на «амнистию» осужденные к пожизненному лишению свободы и за ряд особо тяжких преступлений. 

С другой стороны, время нахождения лица под домашним арестом засчитывается в срок лишения свободы с понижающим коэффициентом – два дня до суда дома за один в колонии.

Правозащитники и адвокаты положительно оценивают новый порядок. Ведь ограничения, которые претерпевают обвиняемые в СИЗО, не сравнимы с условиями в самих исправительных учреждениях. Так, приговоренные к наказанию в колонии-поселении де-факто вообще не лишаются свободы – вправе весь день без контроля передвигаться по территории муниципалитета, работать, пользоваться интернетом и так далее. Тогда как в следственных изоляторах обвиняемые почти круглые сутки изолированы в чаще всего тесных и скученных камерах, ограничены в количестве свиданий с родственниками, принятии душа, получении передач и многих других, порой бытовых удобствах. В многочисленных решениях Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) расценивает условия содержания в российских СИЗО как пытки, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение. Только за минувший год по принятым в Страсбурге решениям государство должно выплатить 152 бывшим обитателям изоляторов многотысячные компенсации.

При этом Уголовно-процессуальный кодекс РФ разрешает держать обвиняемых под стражей до шести месяцев, по тяжким преступлениям – до года. Дополнительное время выделяется на ознакомление с делом, еще около полгода длится судебный процесс. Тогда как средний срок приговоренных к лишению свободы за проступки средней тяжести составляет всего 26 месяцев, тяжким – 38 месяцев. Таким образом, около половины этого времени преступник находится в СИЗО.

Свободное лето

В ходе подготовки проекта поправок парламентарии отказались от предложения определить, на кого распространяются нововведения, а также делегировать Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН) право регламентировать механизм пересчета сроков. В результате в принятом законе закреплено лишь, что новый порядок должен быть реализован в течение шести месяцев, а для находящихся в колониях-поселениях – за три. Кто и как должен принимать решения об освобождении – не определяется.

Тем временем Конституция России и Уголовный кодекс РФ гарантируют, что смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение преступников закон имеет обратную силу, то есть распространяется на отбывающих или даже отбывших наказание. Таким образом, почти все находящиеся в колониях общего режима, которые до вынесения приговора хоть день пробыли в СИЗО, вправе требовать «перерасчета» сроков заключения.

Правда, механизмы досрочного освобождения не определены. На практике многим де-юре уже отбывшим установленное наказание отказывают в рассмотрении этого вопроса. Так, администрация петербургской исправительной колонии № 5 отклонила заявление Александра Погудина, приговоренного за мошенничество к четырем годам лишения свободы (из них три с половиной он провел в СИЗО). По мнению чиновников ФСИН, этот вопрос должны рассматривать служители Фемиды. Однако судья Колпинского районного суда Ольга Большакова также отказалась принять ходатайство адвоката уже давно подлежащего освобождения заключенного, указав, что вопрос исполнения нового закона «возлагается на исправительные учреждения и следственные изоляторы, не требует вынесения судебного решения».

Опрошенные АПИ юристы напоминают, что действующий Уголовно-процессуальный кодекс РФ делегирует рассмотрение вопросов смягчения или освобождения от наказания в результате изменения уголовного закона суду по месту нахождения колонии. В то же время представление об этом должно подать само исправительное учреждение. Схожей позиции придерживается руководство самого ФСИН, заявившее о начале работы по направлению в суды соответствующих ходатайств и представлений. Только за первые три недели действия нового закона было подано более 30 тысяч материалов. По результатам рассмотрения судами 253 дел 167 осужденных освобождено, остальным срок наказания сокращен. «Согласно оперативным данным, положения новой редакции статьи 72 Уголовного кодекса РФ могут быть применены к порядка 100 тысячам осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы», – отмечают в пресс-службе ведомства.

Вместе с тем, по данным правозащитников, в ряде случаев служители Фемиды принимают и ходатайства самих заключенных. Например, 14 августа судья Октябрьского районного суда Томска Татьяна Федишина приказала пересчитать наказание Вострецову, приговоренному к пяти годам лишения свободы за изнасилование и мужеложство. Ведь почти 28 месяцев осужденный пробыл в СИЗО, еще 20 – в колонии общего режима. Хотя суммарный срок с учетом «повышающих коэффициентов» истек, в принятом постановлении указывается только на необходимость провести «пересчет».

Долгая дорога

В целом положительно оценивая нововведения и веря в скорое освобождение всех «пересидевших», опрошенные эксперты указывают на многие нерешенные вопросы. В частности, после досрочного освобождения стотысячной армии заключенных возникнет проблема их трудоустройства и социальной адаптации. Запросы о принятии соответствующих мер в ответственные за это ведомства уже направил профильный комитет Совета Федерации 

Кроме того, по закону за полтора дня должны учитываться сутки пребывания осужденного в штрафном или дисциплинарном изоляторе (карцере). Но процедура расчета таких сроков не определена. Тогда как по формуле «один к одному» будет засчитываться период после вступления приговора в силу, когда бывший обвиняемый еще остается в следственном изоляторе или направляется «по этапу». Такая дорога может занимать несколько недель, в течение которых преступники находятся либо в пересыльных пунктах, либо в тесных вагонах для спецконтингента. Условия содержания в них ЕСПЧ считает еще более суровыми, чем в СИЗО (АПИ писало об этой проблеме – Безразмерные камеры).

Негативно нововведения отразятся и на находящихся до вынесения приговора под домашним арестом. С 14 июля срок реального лишения свободы для них фактически удвоится.

Справка

По данным Федеральной службы исполнения наказаний, по состоянию на 1 августа в 585 исправительных колониях отбывает наказание 446 тысяч человек, в 123 колониях-поселениях – еще 35 тысяч осужденных.

В 2017 году к реальному лишению свободы суды приговорили 198 тысяч человек. Мера пресечения в виде заключения под стражу применялась в отношении 109 тысяч обвиняемых, еще 4 тысячи было взято под домашний арест.

Мнения

 

Роман Скляр, управляющий партнер юридической фирмы «Интеллектуальный капитал»

Кто должен решать вопрос о пересмотре сроков заключения, новым законом четко не установлено. Суды в рамках действующего Уголовно-процессуального кодекса РФ такими полномочиями не наделены. Очевидно, законодатель намеренно не стал увеличивать и так высокую нагрузку на судей по вопросам, которые требуют лишь правильного математического исчисления. Сам заключенный вправе направить ходатайство о проведении перерасчета в администрацию исправительного учреждения. И обжаловать в суде принятое по такому ходатайству решение, если сочтет его неправильным.

Новый закон улучшает положение осужденных и имеет обратную силу, но не реабилитирует и не снижает срок наказания. Поэтому те, кто пробыл в следственном изоляторе или исправительном учреждении больше «пересчитанного» срока, не смогут требовать компенсации за такое излишнее пребывание.

Карина Котенко, адвокат уголовной практики юридической фирмы «Инфралекс»

Закон о пересчете сроков осужденным, в отличие от амнистии, имеет не только обратную силу, но и рассчитан на применение в будущем. Соответственно, после 14 июля суды при вынесении приговора, а также вышестоящие инстанции при их пересмотре, обязаны пересчитать итоговый срок наказания с учетом нахождения лица под стражей в период следствия.

Вопрос пересмотра сроков наказания уже находящихся в местах заключения лиц подлежит рассмотрению судом по представлению органов ФСИН. Соответствующее ходатайство также вправе подать сам осужденный или его защитник.

При этом осужденный, который отбывал наказание за пределами срока, возникшего в результате пересчета, не может рассчитывать на какую-либо компенсацию, так как на момент вынесения судом приговор был основан на нормах закона, действующего в соответствующий период времени. Основания для реабилитации также отсутствуют.

Нелля Шишова, адвокат благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям «Русь Сидящая»

У заключенных уже наступила пора обращаться в суды для пересчета сроков. Подать ходатайство самостоятельно стоит как можно быстрее, не ждать «милости» от ФСИН. Нужно успеть, пока не выработана практика своей интерпретации закона со стороны прокуратуры и ФСИН. Ведь с большой степенью вероятности потом найдутся причины по отказу в пересчете.

В поданном ходатайстве от имени осужденного или адвоката производить сам перерасчет не обязательно. В просительной части необходимо указать просьбу о зачете периода отбывания наказания в срок наказания. 

В вынесенном постановлении также не будет конечных цифр – судья только пропишет периоды времени, которые необходимо зачесть из расчета один день за полтора и так далее. Исходя из этого решения, специальное подразделение исправительного учреждения в хранящейся личной карточке осужденного произведет расчет окончания срока заключения.

В целом закон необходимый, и хорошо, что его приняли. Просто авторы поправок немного «оторваны» от действительности.