Рейтинг@Mail.ru
home

06.09.2018

Расплата по счетам

Банки имеют почти неограниченные права выдавливать нежелательных клиентов – не открывать счета или закрывать обслуживаемые. В «черный список» вносятся заявители, а зачастую и «причастные» к ним лица. Попытки формализовать процедуры и обязать финансистов как минимум объяснять свои действия встречаются в штыки.

06.09.18. АПИ — В рамках так называемого «антиотмывочного» законодательства кредитные организации обязаны выявлять и блокировать операции, которые могут использоваться для сокрытия налогов, отмывания полученных преступным путем средств или финансирования терроризма. Также банки не вправе работать с клиентами, которые им кажутся подозрительными. Однако четких критериев сомнительности сделок нет.

Три дня на размышление

Действующий Гражданский кодекс РФ признает договор банковского счета публичным – кредитные организации обязаны на установленных условиях заключать их с любым обратившимся. Исключение допускается только при отсутствии возможности принять клиента на обслуживание либо такой отказ «допускается законом или иными правовыми актами».

Но многие банки под предлогом «подозрительности» отклоняют заявки просто невыгодных им компаний, в первую очередь малых и микропредприятий. Нередко в «черные списки» включаются и частные лица, имеющие опыт отстаивания своих прав потребителей. При этом законодательство не обязывает аргументировать такое решение и сроки его принятия. 

Подготовленный группой депутатов Госдумы законопроект предусматривает, что при отказе в заключении договора банк должен в течение трех рабочих дней представить мотивированный отказ, содержащий указание на возможность его судебного обжалования. По мнению депутатов, сейчас воспользоваться таким правом потерпевшему потребителю затруднительно из-за отсутствия письменного отказа: «Уклонение банка от заключения договора может продолжаться практически неограниченное время: клиентов устно уведомляют о невозможности открыть счет, игнорируют требования и заявления или постоянно запрашивают все время новые документы. Фактически принуждают клиента отказаться от попыток заключения договора именно с этим банком. Это приводит к тому, что клиент может открыть счет только в банке, который намеренно устанавливает в тарифах кабальные условия по комиссиям. Учитывая несопоставимые договорные возможности, клиент банка всегда находится в заведомо невыгодном положении. Принятие законопроекта будет способствовать соблюдению баланса интересов сторон, повышению оперативности расчетов, улучшению бизнес-климата и условий для развития малого бизнеса», – отмечается в пояснительной записке. Также депутаты предлагают с семи до одного дня сократить срок перевода денежных средств с закрытого счета.

Банковское лобби критически оценило такую инициативу. Их позицию поддержали эксперты Исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева: «Действующее законодательство не препятствует банку мотивировать отказ от заключения договора счета ссылкой на отсутствие возможности принять клиента на обслуживание. Таким образом, введение в Гражданский кодекс РФ положения об обязанности банков направлять клиентам мотивированный отказ не приведет к реальному улучшению прав клиентов, поскольку такой отказ будет во многих случаях носить формальный характер», – отмечается в экспертном заключении.

Закон джунглей

Главным надзорным органом за соблюдением «антиотмывочного» законодательства является Росфинмониторинг (так называемая «финансовая разведка»). Однако его чиновники рассматривают только вопросы блокировки операций, совершаемых причастными к террористическим и экстремистским образованиям. «Решения об отказе или расторжении субъекты [банки] принимают самостоятельно на основании программ и порядка, закрепленных в их правилах внутреннего контроля. Ведение Росфинмониторингом каких-либо перечней лиц, участвующих в сомнительных операциях, действующим законодательством не предусмотрено», – поясняют в ведомстве.

Однако такие «черные списки» поручено вести самим кредитным организациям, причем через Банк России сведения о признании компании или гражданина «подозрительным» передается всем участникам финансового рынка. В результате клиент, вина которого не доказана, нередко лишается возможности открывать счета и вести нормальную деятельность.

Более того, «методичка» регулятора (предложенная программа организации работы) допускает включать в «черные списки» почти все субъекты малого предпринимательства. В частности, отказывать в открытии счетов можно компаниям, имеющим минимальный или незначительно превышающий его уставный капитал (для ООО – 10 тысяч рублей), либо когда единственный учредитель является одновременно руководителем и выполняет функции главного бухгалтера. Также по существу рекомендуется отклонять заявки организаций и граждан, счета которых были закрыты другими банками, и зарегистрированных по так называемым адресам массовой регистрации юридических лиц. Перечень критериев является открытым и может расширяться самими финансистами. Равно как кредитные организации вправе определить любые сроки уведомления потребителя о решении не открывать ему счет.

Вместе с тем в марте этого года для таких клиентов была введена «реабилитационная процедура» – специальная межведомственная комиссия при Банке России. В нее можно пожаловаться, если отказавший в открытии, заблокировавший или закрывший счет банк не внял доводам клиента. Петиции принимаются в том числе через интернет-приемную регулятора, дело рассматривается в течение 20 рабочих дней, проведение обязательного очного заседания не предусматривается. В случае принятия положительного для клиента решения он исключается из «черного списка», а кредитная организация обязывается совершить спорное действие (провести операцию или открыть счет).

Решение комиссии окончательное и пересмотру оно не подлежит. С другой стороны, не согласный с ним потребитель вправе обратиться в суд.

Презумпция невиновности

В свою очередь, служители Фемиды чаще всего поддерживают клиентов и возлагают на кредитные организации бремя доказывания реальных оснований для не открытия или закрытия счета. Наличие неподтвержденных «подозрений» в большинстве случаев отклоняется.

Так, Арбитражный суд Москвы обязал «Альфа-Банк» открыть счет ООО «Техстрой». Письменный отказ компания получила только через три недели после подачи заявки, но никаких конкретных доводов в нем не приводилось – финансисты заявили о наличии «подозрений, что целью заключения договора является совершение операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма». «При отсутствии доказательств, подтверждающих причины отказа ответчика в заключении договора на расчетно-кассовое обслуживание, суд считает требования подлежащими удовлетворению в полном объеме», – отмечается в решении арбитража.

К аналогичным выводам курский арбитраж пришел, рассмотрев иск ООО «Энергия». Отказывая ему в открытии счета, АО «Россельхозбанк» указало, что компания имеет минимальный уставный капитал, а учредителем и руководителем выступает одно лицо. Служители Фемиды напомнили, что уставный капитал в 10 тысяч рублей соответствует требованиям законодательства, никаких доказательств нарушений со стороны потенциального клиента кредитная организация не представила. Верховный суд России подтвердил законность и обоснованность принятого решения об обязании заключить договор.

Петербургскому индивидуальному предпринимателю Евгению Плотникову не удалось открыть счет в ПАО «Сбербанк России». В ходе собеседования его сотрудники пришли к выводу, что заявитель является номинальным лицом: клиент не смог ответить на вопросы о целях бизнеса, а указанные виды деятельности были идентичны осуществляемым компанией, единственным участником и руководителем которой был его сын. Но суд также счел такие сомнения недостаточными для отказа в открытии счета.

Иное решение при схожих обстоятельствах принял Арбитражный суд Челябинской области. Рассматривая заявку ООО «Стройкомплект», банк «ВТБ24» установил, что генеральный директор клиента не ориентируется в бизнесе, а на вопросы отвечает с помощью заготовленного текста на бумаге. Кроме того, компания была зарегистрирована в другом субъекте Федерации. «Полученная банком в ходе идентификации клиента информация в совокупности достаточна для принятия решения об отказе в заключении договора банковского счета», – констатировал суд.

Опасные связи

Получившие отказ в открытии счета организации почти автоматически включаются в так называемый «стоп-лист». Нередко это влечет невозможность заключить договор практически с любой кредитной организацией в России.

Более того, порой в «черный список» попадают и связанные с «подозрительным» юридическим лицом граждане. В таком положении оказался пожилой петербуржец Сергей Сычев, получающий пенсию на социальную карту «Сбербанка». Являясь учредителем и руководителем ООО «Строительные технологии», он подал заявку на открытие ей расчетного счета. Но финансисты выявили многочисленные сомнительные обстоятельства: компания наряду с еще тремя сотнями юридических лиц была зарегистрирована в многоквартирном доме в Южном Бутово Москвы, имела минимальный уставный капитал и так далее.

Отказав в открытии счета, ПАО «Сбербанк России» включило в «стоп-лист» не только предприятие, но и его руководителя. Они, по мнению службы внутреннего контроля, использовали услуги банка для совершения сомнительных операций, в том числе обналичивания денежных средств, вывода капитала за рубеж, транзита и иных. В результате социальная карта гражданина оказалась заблокированной, в выдаче даже минимально необходимых для проживания средств (десяти тысяч рублей) было отказано без объяснения причин. Отвечая на претензию, ПАО «Сбербанк России» сообщило, что «в связи с наличием негативных фактов» и в «целях минимизации рисков нарушения законодательства дальнейшее оказание  услуг с использованием банковских карт, включая выпуск и перевыпуск дополнительных и новых карт, признано нецелесообразным».

Служители Фемиды признали действия кредитной организации законными и обоснованными: «Банк самостоятельно, с соблюдением требований внутренних нормативных актов, вправе относить сделки клиентов к сомнительным. Они влекут применение внутренних организационных мер, позволяющих банку защищать свои интересы в части соблюдения законности деятельности данной организации, действующей на основании лицензии», – заключил Смольнинский районный суд, отклоняя иск пенсионера. Апелляционная инстанция поддержала такое решение.

Большинство опрошенных АПИ кредитных организаций (в том числе «Альфа-банк», «Открытие» и другие) не пожелали комментировать ситуацию и свою практику работы с «нежелательными» клиентами.

Справка

По данным Банка России, в российских кредитных организациях открыто 8,7 млн счетов юридических лиц и 884 млн счетов граждан.

Мнения

 

Владимир Джикович, президент Ассоциации банков Северо-Запада

В целом все кредитные организации заинтересованы в законопослушных клиентах и никогда не откажут им в заключении договора.

Но ситуация с применением «антиотмывочного» законодательства остается противоречивой. С одной стороны, конкретизировать процедуру отказа в открытии счета необходимо. 

С другой стороны – банки находятся в сложном положении. Под угрозой жестких санкций, вплоть до отзыва лицензии, они должен проверять клиентов и блокировать совершаемые ими незаконные операции. Для выявления занимающихся «отмыванием» или иной незаконной деятельностью организации нередко используют неофициальные источники и собственный анализ, а потому мотивировать решение об отказе в открытии счета не всегда возможно. В противном случае сам банк может быть уличен в поддержке нарушителей.

Валерия Адамова, президент АКБ «Еврофинанс Моснарбанк»

Установление законодательного требования предоставлять клиенту мотивированный отказ от заключения договора банковского счета не позднее трех рабочих дней с момента обращения вынудит банки неоправданно расходовать рабочие ресурсы в случаях, если клиент выражает готовность предоставлять требуемые документы и сведения, но с нарушением указанного срока. Полагаем, что при таких обстоятельствах предоставление клиенту мотивированного отказа нецелесообразно.

По нашей практике, оперативное взаимодействие с клиентом является достаточно эффективным, но сбор соответствующих документов (сведений) во многих случаях занимает больший срок, нежели три рабочих дня.

В случае, если клиент считает требования банка необоснованными, он может воспользоваться правом направления претензии. Возможность обеспечить фиксацию получения банком претензии имеется, в том числе, посредством почтовой связи. Полагаем, что неполучение ответа на претензию или получение ответа с необоснованным, по мнению клиента, требованием документов может послужить основанием для обращения в суд.