Рейтинг@Mail.ru
home

17.09.2018

Регламентированный антиплагиат

Принимать решения о лишении ученых степеней уличенных в плагиате кандидатов и докторов наук делегируют независимым диссертационным советам. Но детальная регламентация такой процедуры не предупредит споры об авторстве научных работ.

17.09.18. АПИ — Любая диссертация должна быть написана автором самостоятельно, содержать новые научные результаты и положения, выдвигаемые для публичной защиты, и свидетельствовать о личном вкладе автора в науку. Используя любые внешние материалы или результаты исследований, желающий стать кандидатом или доктором наук должен указывать ссылку на такой источник и его автора. Также необходимо честно указывать и своих соавторов.

Говорят, доктор – не настоящий

В настоящее время инициировать проверку диссертации в течение десяти лет вправе любой гражданин или организация. При этом податель апелляции должен представить доводы о необоснованности присвоения степени и подтверждающие их документы. Вместе с тем рассматривать вопрос о лишении ученой степени должен диссертационный совет, который принимал решение о ее присвоении. По мнению экспертов, в такой ситуации наблюдался явный конфликт интересов.

Подготовленные Министерством науки и высшего образования РФ поправки в действующие правила детально регламентируют процедуру. В частности, разрешение вопроса авторства защищенной научной работы передается независимому диссертационному совету, имеющему соответствующую специализацию. В заседании должен принимать участие как автор спорной диссертации, так и податель апелляции. «Также на заседание могут быть приглашены оппоненты, представитель ведущей организации, научный руководитель, научный консультант лица, в отношении которого подано заявление о лишении ученой степени, а также ведущие специалисты в соответствующей отрасли знания и иные, имеющие отношение к существу рассматриваемого вопроса», – отмечается в документе. Вопрос о лишении степени кандидата наук рассматривается в течение примерно трех месяцев, доктора – пяти.

Уточняются и требования к самим жалобам. Основанием для «возбуждения» дела являются в том числе выявленные самим заявителем фактические данные, свидетельствующие об использовании в диссертации заимствованных материалов или отдельных результатов без ссылки на автора или источник. Также нарушением признается использование чужих научных работ без указания соавтора, представление недостоверных сведений об опубликованных в рецензируемых научных изданиях работах и иные проступки. 

Для подтверждения плагиата апеллянту предлагается представить соответствующие фрагменты диссертации, копии страниц источника заимствования и подготовленное заключение об объеме копирования. Причем, если оно не является дословным или жалобу подает автор оригинальной работы, заключение должно быть подписано «специалистом из числа компетентных в соответствующей отрасли науки ученых». Подавать все документы необходимо одним пакетом – представленные с опозданием материалы не принимаются.

В Миннауки убеждены, что вносимые изменения «обеспечат более системный и комплексный подход к порядку лишения ученых степеней».

Сицилианская защита

Иногда авторы «украденных» научных работ уличают лжеученых в нарушении авторских прав. Подав иск, они делегируют принятие решения независимому суду, а не пропустившему заимствования «родному» для ответчика диссертационному совету. Кроме того, Гражданский кодекс РФ предусматривает взыскание с нарушителя компенсации в сумме до 5 млн рублей.

Иск против бывшего проректора Государственной полярной академии Сергея Литвиненко подал доцент кафедры источниковедения истории России Санкт-Петербургского государственного университета Николай Рогулин. Обратиться с апелляцией в Высшую аттестационную комиссию он не мог, так как обнаружил заимствования только через 11 лет после защиты спорной работы. Назначенная судом экспертиза подтвердила, что кандидатская и докторская диссертации Сергея Литвиненко об Александре Суворове на 99,8 и 55,2 процента соответственно скопированы с публикаций Николая Рогулина. Во многих фрагментах текстов эксперты обнаружили даже идентичные ошибки, исключающие возможность случайного совпадения.

Ответчик пытался доказать свое авторство и обвинить в плагиате самого Николая Рогулина. Однако, в отличие от истца, много лет изучающего деятельность великого полководца и войны времени Екатерины II, Сергей Литвиненко являлся профессиональным политработником – преподавателем военного училища связи. Ответчик не смог представить ни черновиков, ни каких-либо публикаций по теме защищенных диссертаций. Служители Фемиды признали право Николая Рогулина на спорные материалы, взыскали в его пользу в сумме 200 тысяч рублей компенсации и обязали ответчика опубликовать судебное решение в «Военно-историческом журнале». Санкт-Петербургский городской суд подтвердил законность и обоснованность этого решения.

В то же время в иске о лишении Сергея Литвиненко ученой степени было отказано по формальным причинам: «Срок на обращение с заявлением о лишении лица ученой степени Рогулиным Н.Г. пропущен, в связи с чем заявление не могло быть рассмотрено по существу. Несогласие истца с присуждением С.В. Литвиненко ученой степени доктора педагогических наук не может расцениваться как нарушение прав истца на оценку научной деятельности», – заключил суд. Таким образом, даже после публичного подтверждения плагиата нарушитель продолжает считаться доктором наук.

Два необычных дела рассмотрели суды Республики Бурятия. В докторской диссертации Светланы Михайловой «Методология статистического исследования состояния и развития пенсионной системы РФ» ее коллега Даша Цыренова обнаружила заимствование из совместно опубликованной статьи. Ответчица объяснила отсутствие в списке источников фамилии соавтора технической ошибкой. Служители Фемиды отклонили требования истицы о признании авторства и изъятии из оборота автореферата, ограничившись взысканием компенсации в размере 50 тысяч рублей.

В свою очередь, Светлана Михайлова предъявила иск уже против самой Даши Цыреновой и еще восьми человек, использовавших фрагменты ее диссертации в своих публикациях вообще без ссылок на оригинал. Экспертиза подтвердила, что полные или частичные совпадения в них составляли до 67 процентов от объема спорных работ. Верховный суд Республики Бурятия признал ответчиков нарушителями авторских прав истицы и обязал за свой счет опубликовать резолютивную часть решения в журнале «Известия Юго-Западного государственного университета» и «Всероссийский криминологический журнал».

В бой идут одни старики

Отсутствие в действующих правилах четкого регламента принятия решений о лишении уличенного в плагиате ученого докторской или кандидатской степени приводит к многочисленным спорам. 

Например, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Ростовского института защиты предпринимателя Владимир Иванов обратил внимание чиновников на плагиат в диссертации «Провокация преступления как комплексный институт уголовного права: проблемы теории и практики», защищенной бывшим первым проректором Нижегородской академии МВД России Сергеем Радачинским в стенах возглавляемого им вуза. Эти утверждения единогласно подтвердили начальник научно-исследовательского отдела той же академии, ее диссертационный совет и эксперты ВАК, выявив в научной работе многочисленные недобросовестные заимствования.

Отрицая вменяемые нарушения, сам лишенный степени доктора юридических наук утверждал, что спорные заимствования на самом деле были взяты из его диссертации, но служители Фемиды отклонили иск Сергея Радачинского.

Не удалось отстоять кандидатский титул и Олегу Ивачеву. Через шесть лет после защиты в его научной работе об «Административно-правовом регулировании юрисдикционной деятельности федеральных органов исполнительной власти в налоговой сфере» выявили основное содержание и выводы, скопированные из опубликованной еще шестью годами ранее диссертации Елены Трегубовой.

Многие экс-кандидаты и доктора наук уклоняются от обсуждения вопроса плагиата, но требуют отменить решение о лишении их ученого звания из-за процессуальных нарушений. В первую очередь – рассмотрения дела в их отсутствие. Такой иск, в частности, подал Михаил Загоруйко, защитивший диссертацию «Российское офицерство в 1917 году» в стенах Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (МГУ). Экспертный совет по истории ВАК пришел к выводам о несоответствии этой спорной научной работы «квалификационным требованиям новизны, самостоятельности исследования и личного вклада автора и ходатайствовал о лишении М.В. Загоруйко степени кандидата исторических наук». Комиссия дважды приглашала самого «подозреваемого» на свои заседания, направляя соответствующие письма через МГУ. «Ввиду отсутствия у Президиума ВАК информации о наличии у административного истца уважительных причин для неявки на заседание, было принято обоснованное решение о возможности рассмотрения вопроса о лишении ученой степени в отсутствие М.В. Загоруйко», – констатировал суд.

Схожее решение было принято и по иску бывшего доктора экономических наук Натальи Кауровой. Она не отрицала свою осведомленность о заседании экспертного совета, но не явилась на него, будучи уверенной, что претензии профессора Сергея Андрюшина к ее диссертации будут отклонены. В результате она лишилась «возможности защищаться от обвинений в некорректном заимствовании чужих научных работ». «Установлено, что Н.Н. Каурова заблаговременно вызывалась на заседание экспертного совета и давала там свои объяснения. Заседание экспертного совета в отсутствии соискателя не противоречит требованиям положения о порядке присуждения ученых степеней», – заключили служители Фемиды.

Справка

По данным Федеральной службы государственной статистики, в минувшем году диссертацию защитило 2,3 тысячи аспирантов. По решению Минобрнауки в 2017 году 36 человек было лишено степени кандидата наук, шесть – доктора. За первую половину этого года «ненастоящими» признано 23 кандидата, один доктор и один доцент.

Всего в России действует 1940 диссертационных советов, в том числе 583 находится в Москве, 204 – в Санкт-Петербурге.

Мнения

 

Андрей Ростовцев, сооснователь проекта «Диссернет»

В настоящее время вопрос о лишении ученой степени, как правило, рассматривается «родным» диссертационным советом – который принимал решение о ее присвоении. При этом два случая признания ими своей ошибки грозит закрытием совета. В итоге, по нашим данным, 80 процентов апелляций отклоняется. Когда же решение рассматривается альтернативным диссертационным советом (когда «родной» уже закрыт), наблюдается ровно противоположная картина – до 80-90 процентов заявлений о лишении ученых степеней признается обоснованными.

Вместе с тем проект, предусматривающий принятие таких решений «независимым» советом, уже трижды вносился, но возвращался Правительством России. Причины нам не понятны. Надеемся, что новые подготовленные Миннауки поправки будет все же приняты.

Заимствования из нормативных актов мы не рассматриваем как плагиат. Но, с другой стороны, любая диссертация требует большого объема оригинального материала и исследований. Порой авторы «набивают» диссертации текстами локальных правовых актов объемом в десятки страниц. Можно написать диссертацию, скопировав, скажем, всю Конституцию России. Это не будет плагиатом, но не будет и научной работой. 

Также надо понимать, что до половины диссертаций сейчас не копируется, а переписывается своими словами. Юридически доказать такой «плагиат мысли» очень сложно. Поэтому предлагается в таких ситуациях разрешить подавать апелляции только авторам оригинальных научных работ и специалистам в исследуемой сфере. С одной стороны, это выглядит логично, но с другой – не совсем понятно, насколько эффективно это будет работать.

Елена Вандышева, старший преподаватель Департамента прикладной политологии НИУ ВШЭ – Санкт-Петербург

На мой взгляд, плагиат недопустим ни в каком объеме – соискатель ученой степени обязан полностью самостоятельно подготовить научную работу. У каждого автора всегда есть индивидуальная логика изложения материала, даже сама тема и постановка задачи исследования должна быть оригинальной. Поэтому из абзаца в абзац текст никак не может повторяться. При заимствовании любых чужих результатов, идей или материалов необходимо указывать ссылку на автора. 

С другой стороны, допускается цитирование, например, правовых актов. Поэтому на практике совпадения в объеме 8-10 процентов объема текста чаще всего плагиатом не считают. В любом случае оценивает допустимость такого заимствования диссертационный совет.

Автором работы признается тот, кто ее опубликовал первым. Хотя имеют место споры, когда размещенные в Интернете материалы в тот же день копируются, и доказать авторство не всегда удается.

Вопрос о лишении ученой степени не может рассматриваться диссертационным советом, который принимал решение о ее присвоении. В противном случае однозначно наблюдается конфликт интересов – признавая уже защищенную работу плагиатом, члены совета фактически должны расписаться в неспособности определить оригинальность диссертации.

Сергей Чижков, старший научный сотрудник Института философии РАН

В настоящее время диссертации должны в первую очередь размещаться на сайте учреждения, в котором будет проходить защита. Но раньше такой процедуры не существовало – материалы отправлялись в Российскую государственную библиотеку, сотрудники и пользователи которой порой копировали и «растаскивали» научную работу.

Конечно, никто не вправе в этом случае обвинять автора оригинальной работы в плагиате – есть точные даты, когда диссертация поступила в библиотеки. Однако, чаще всего никто не смотрит на даты, а лишь сличают тексты. В итоге добросовестный автор вынужден доказывать, что его текст появился раньше. 

Новая система решает многие вопросы, но не исключает воровство и продажу чужих трудов. Необходимо определить ответственность за плагиат в диссертациях, в том числе официальных оппонентах и ведущей организации. Хотя мы знаем, что чаще всего эти отзывы готовит сам автор. Диссертационный совет ориентируется на эти отзывы, и, если не произошло какого-то конфликта с членами, защита проходит успешно. Обязан ли совет проводить проверку на заимствования – этот вопрос пока решен.