Рейтинг@Mail.ru
home

25.10.2018

Долги тяжкие

Установленные законом ограничения чаще всего не позволяют принудить недобросовестных заемщиков погашать задолженность. В свою очередь уклонение от выплат, а иногда и легальное получение кредита или займа, может признаваться преступлением.

25.10.18. АПИ — Законодательство нацелено на защиту социальных прав должников. У них нельзя забирать большую часть имущества, а кредиторам запрещается слишком часто звонить и угрожать санкциями даже злостным неплательщикам. В итоге приставам удается исполнить не более пяти процентов судебных решений. В то же время за невыплату порой копеечного долга заемщик может привлекаться к уголовной ответственности.

Бесправные взыскатели

Принятый три года назад специальный федеральный закон предупреждает так называемое «кошмаривание» должников. Коллекторские агентства, банки и иные взыскатели под угрозой жестких санкций не вправе оказывать на неплательщика психологическое давление, в том числе вводить в заблуждение относительно «возможности применения мер административного и уголовно-процессуального воздействия и уголовного преследования». Ограничивается и способ взаимодействия – в день взыскатель вправе только один раз позвонить должнику, отправить два SMS, электронных письма, телеграммы или голосовых сообщения. Делать это можно только с 8 часов утра до 22 вечера в будни и с 9 до 20 в нерабочие дни. В любой момент заемщик вправе запретить ему звонить, писать и иным образом беспокоить (АПИ писало о таких мерах – Деятельность коллекторов узаконили).

Существенно ограничены возможности и уполномоченных сотрудников Федеральной службы судебных приставов (ФССП). Так, действующий Гражданский процессуальный кодекс РФ запрещает им даже по решению суда изымать у должников «последнюю рубашку» – личные вещи, предметы обычной домашней обстановки и обихода. В защищенный список входит и единственное жилье заемщиков и его семьи, даже если это вилла или особняк. Многочисленные предложения ограничить перечень «неприкосновенной» собственности, в том числе забирать у злостных должников явно несоразмерную недвижимость, пока не реализованы.

Кроме того, представители банков указывают на пассивность судебных приставов, связанных, в том числе, с высокой нагрузкой (в среднем 3,6 тысячи дел на одного исполнителя в год). При том, что, по мнению специалистов, практически единственным эффективным средством стимулирования заемщиков остается личный визит приставом дома или по месту работы неплательщика, а также иные активные действия (приостановление выезда за границу, розыск имущества и так далее).

Преступное намерение

Выездное заседание Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) в Самарской области выявило необычную, присущую этому региону, практику уголовного преследования клиентов микрофинансовых организаций (МФО) – невыплата займов квалифицируется как мошенничество. Например, сварщик из Жигулевска взял кредит в размере восьми тысяч рублей, но из-за потери работы и отсутствия каких-либо иных источников дохода не смог вернуть эту сумму с процентами. Приговором суда он был приговорен к обязательным работам. Позже наказание изменили на реальный срок лишения свободы в колонии-поселении.

Практика свидетельствует, что получение ссуды лицом, которое «заведомо не имеет намерений возвращать денежные средства», служители Фемиды Самарской области действительно рассматривают как хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием. Хотя во всех случаях заемщики не обманывали кредитора (МФО или частное лицо), не подделывали документы и не совершали иных нарушений. Например, Денис Филиппов взял в долг у знакомого определенную денежную сумму, в подтверждение своих обязательств подписал договор займа. Но суд пришел к выводу, что обвиняемый изначально «преследовал корыстную цель незаконного личного обогащения, осознавал общественную опасность и противоправный характер своих действий», а также ввел кредитора «в заблуждение относительно истинных намерений». Хотя сам заемщик не отрицал обязательств и даже раскаялся в содеянном, он был осужден к двум годам лишения свободы условно.

Аналогичный приговор был вынесен и в отношении Алексея Никитина, взявшего в долг у бывшего одноклассника 25 тысяч долларов. Обязательства также были подтверждены распиской. Кроме того, кредитору должник передал в залог паспорт транспортного средства – внедорожника «Lexus LX 570». От возврата ссуды не отказывался, но объяснял невозможность это сделать проблемами в бизнесе, связанными в том числе с изменением рыночной конъюнктуры из-за снижения курса рубля. Полиция дважды отказывала в возбуждении уголовного дела, но завышение стоимости переданного в залог автомобиля (он находился в аварийном состоянии) в итоге сочли доказательством обмана.

Бизнесмен Игорь Кочетков занял у знакомого 38 млн рублей. Заключенный договор предусматривал начисление 84 процентов и пени в 182 процента годовых. В суде обвиняемый объяснил просрочку финансовым кризисом и проблемами в бизнесе, не отрицая свои обязательства перед кредитором и соглашаясь передать ему часть своего бизнеса. Однако выяснилось, что у должника практически нет ликвидного имущества, единственная квартира находится в залоге по ипотечному кредиту, задолженность перед другими кредиторами достигала 26 млн рублей. «Несмотря на непризнание вины подсудимым Кочетковым И.В., его вина в совершении инкриминируемого преступления подтверждается совокупностью исследованных в ходе судебного следствия доказательств», – заключил суд. Наказание – три с половиной года реального лишения свободы.

В свою очередь петербуржец Денис Пчелин отрицал факт получения займа в размере 7 млн рублей у ООО «Базарджик», специализирующегося, по словам его же руководителя, на аккумулировании денежных средств в выдаче займов. Хотя действительно подписал договор, предусматривающий начисление 0,01 процента годовых, и получил спорную сумму наличными. По уверению обвиняемого, это была мнимая сделка с целью обналичивания, а все полученное он вернул директору. Не поверив такой версии, служители Фемиды пришли к выводу, что Денис Пчелин «злоупотребляя доверием и благоволительным отношением к нему со стороны» руководителя ООО «Базарджик», похитил денежные средства. Признав такие действия мошенничеством в особо крупном размере, суд приговорил обвиняемого к двум с половиной годам лишения свободы. Апелляционная коллегия также отклонила доводы не согласного с предъявленным обвинением Дениса Пчелина.

Скупой платит дважды

Преступлением является и злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, но только после вынесения судебного решения о ее взыскании и когда сумма недоимки превышает 2,25 млн рублей.

Вместе с тем понятие «злостности» в законе не закреплено и носит оценочный характер. В ФССП, на которое возложено дознание по таким уголовным делам, признают, что прокуратура и суды неоднозначно толкуют «злостность». Об этом свидетельствует и статистика: приставы отклоняют около 90 процентов заявлений о возбуждении уголовных дел против должников, но почти половина таких отказов впоследствии отменяется. В свою очередь Конституционный суд России пришел к выводу, что в действующей норме Уголовного кодекса РФ «неопределенности, в результате которой лицо было бы лишено возможности осознать противоправность своих действий и предвидеть наступление ответственности за их совершение».

По мнению юристов самой ФССП, злостное уклонение де-факто прямо противоположно мошенничеству – в данном случае должник имеет возможность погасить недоимку, но намеренно этого не делает. Также «преступным умыслом» считается сокрытие доходов, в том числе от бизнеса, продажа имущества и вывод полученной выручки из-под контроля пристава, попытки скрыться (изменить место проживания или неявка по вызову службы), передача собственности на хранение родственникам или знакомым и так далее. То есть, когда «поведение лица свидетельствует об упорном, стойком нежелании выполнять решение суда»: «Вопрос о количестве предупреждений об уголовной ответственности и продолжительности уклонения, свидетельствующих о злостности, должен решаться в каждом конкретном случае в зависимости от обстоятельств дела в совокупности с другими доказательствами», – поясняют в ФССП.

В качестве меры наказания по таким преступлениям чаще всего применяется штраф, который, в отличие от мошенников, осужденные «злостные неплательщики» могут заплатить. Так, московский пенсионер Борис Хруль умышленно уклонялся от погашения задолженности в размере 9,4 млн рублей, в том числе снял с личного счета и израсходовал на собственные нужды 654 тысячи рублей. Обвиняемый отрицал вменяемое преступление и утверждал, что по мере возможности погашает задолженность из пенсии. Суд признал должника виновным и оштрафовал на 50 тысяч рублей.

Для уклонения от уплаты 4,5 млн рублей долга екатеринбургский бизнесмен Виталий Сиволап развелся и уволился из шести компаний. Зарплата, которую он получал в принадлежащих его теще фирмах, была снижена в несколько раз. Также судебный пристав выявил факт открытия нового банковского счета, а формально бывшей супруге должник отписал по «брачному соглашению» две квартиры общей площадью 380 кв. метров, производственный корпус в 435 кв. метров и доли в компаниях. За такие деяния Свердловский областной суд приговорил Виталия Сиволапа к 480 часам обязательных работ.

Недоимка по налогу на доходы физических лиц (НДФЛ) сотрудника Авиационной холдинговой компании «Сухой» Юрия Полякова с начисленными фискальной службой пеней и штрафами превысила 36 млн рублей. При этом он скрыл от судебного пристава место работы и информацию о счетах. Следствие установило, что налогоплательщик имел вклады более чем на 30 млн рублей и получал немалую заработную плату, но в течение восьми лет уклонялся от выплаты недоимки. В суде обвиняемый утверждал, что честно отдает на погашение долга половину пенсии, а сведения о работе на стратегическом предприятии являются государственной тайной. «В распоряжении Полякова в период осуществления исполнительного производства находились денежные средства, позволяющие ему частично выполнить обязанность, но сделано им этого не было. Подобные выплаты были произведены осужденным уже после возбуждения настоящего уголовного дела. Наличие таковых не может послужить основанием для освобождения от уголовной ответственности за содеянное», – заключил суд, приговорив налогонеплательщика к штрафу в размере 100 тысяч рублей.

Чебоксарец Евгений Беляев в течение нескольких месяцев скрывался от судебного пристава, не желая погашать ссуду и начисленные на нее проценты (в сумме – 2,4 млн рублей). Выяснилось, что за это время он сдал 19 тонн металлолома, выручив 213 тысяч рублей, но от выплаты долга уклонился. Признав сборщика вторсырья виновным, суд наложил на него штраф в размере 70 тысяч рублей.

Обманный маневр

Преступлением является и получение ссуды путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений. Причем уголовная ответственность наступает независимо от суммы займа или кредита. 

Так, жительница Коврова Андрей Бугаец для покупки в салоне «Связной» смартфона Samsung Galaxy указала в анкете ПАО «Почта Банк» завышенный доход (20 тысяч рублей в месяц), вымышленное место работы и телефон. Не проверив эти данные, служба безопасности банка одобрила кредит в 18 тысяч рублей. Подсудимая признала вину и была приговорена к четырем месяцам исправительных работ.

С целью получения автокредита безработный казанец Евгений Митрофанов даже взял у друга костюм – чтобы выглядеть солидно. В анкету банка он также вписал ложные сведения о месте работы, ежемесячном доходе и номере контактного телефона. За такое мошенничество заемщик был осужден к двум годам лишения свободы условно.

Справка

Общий объем задолженности граждан перед банками превышает 13,8 трлн рублей, просроченной – 820 млрд (5,9 процента).

В 2017 году суды внесли 3,9 млн решений о взыскании 856 млрд рублей задолженности по договорам займа и кредитным договорам. Большинство дел (85 процентов) рассматривалось в приказном порядке без проведения слушаний.

По данным Федеральной службы судебных приставов, из 16,6 млн производств о взыскании с граждан в пользу организаций 4,1 трлн рублей фактически исполнено 3,6 млн дел (22 процента) на 122 млрд рублей (3 процента).

За злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности осуждено 140 человек, мошенничество в сфере кредитования – 1,4 тысячи. Большинство приговорено к обязательным работам, штрафам и ограничению свободы, 114 осужденных – к реальным срокам лишения свободы.

Мнения

 

Иван Макаров, банк «Открытие»

Умысел невозврата кредита крайне сложно доказать. Поэтому на этапе переговоров с допустившим просрочку заемщиком и юридически, и практически некорректно исходить из предположений о мошенничестве. Банки, как правило, первоначально рассматривают клиентов как добросовестных и лишь в крайних случаях подают заявления в правоохранительные органы для возбуждения уголовных дел. 

Причина большинства просрочек – недостаточная финансовая неграмотность. Мало кто из заемщиков создает на случай объективно возможной потери работы финансовый резерв как минимум в два ежемесячных платежа по кредиту. Это показательный пример как раз финансовой недальновидности, а не объективной «временной проблемы». Равно как и погашения одного кредита за счет другого.

Получение гражданином кредита, который он объективно не может вернуть, также является проявлением финансовой инфантильности. В том числе и поэтому банки разрабатывают практики, предупреждающие возможность выдачи ссуд  клиентам, переоценивающим свои финансовые возможности или недооценивающим величину тех или иных экономических рисков.

Рынок взыскания просроченных долгов уже давно является крайне неоднородным. Наряду с крупными профессиональными игроками на нем работают сомнительные структуры. Из-за их крайне непрофессиональной, а порой и противоправной деятельности, законодателям пришлось пойти на серьезные ограничения в сфере урегулирования долгов частных лиц. Часть мер серьезно повлияла на ежедневную работу и добросовестных взыскателей.

Сравнительно небольшие суммы чаще всего погашаются должниками в досудебном порядке. При взыскании задолженности свыше миллиона рублей, не обеспеченной ликвидным залогом, как минимум в половине случаев дело доходит до судебных решений. Но, безусловно, далеко не весь объем признанного судом долга удается взыскать.

Елена Ковырзина, директор департамента кредитования розничного бизнеса «Абсолют Банка»

Основными причинами невозврата кредитов являются временные объективные проблемы клиента, в том числе потеря работы, уход в декретный отпуск, развод супругов-созаемщиков, а также неграмотное финансовое планирование клиентом собственных денежных средств (сумма ежемесячных выплат по кредитам превышает размер дохода заемщиков). 

Как правило, по обеспеченным кредитам – ипотеки и автокредитам, при наличии объективных признаков ухудшения финансового положения клиента проблема урегулируется путем переговоров. Результаты исполнительного производства также зависят от наличия обеспечения по проблемному кредиту. Задолженность по ипотеке погашается за счет реализации недвижимости, взысканная сумма в рамках исполнительного производства зависит от рыночной стоимости недвижимости на момент реализации.

Даниил Берман, адвокат

Само по себе наличие договора займа, в том числе микрокредита или иного подобного обязательства, не прекращает возможности образования состава преступления. Если заемщик изначально не собирался возвращать деньги – это, безусловно, мошенничество. Об этом могут свидетельствовать разные обстоятельства. Например – брал деньги для покупки квартиры и предоставил расписку, но реально потратил деньги на совсем другие цели, а свой почерк и выдачу расписки категорически отрицает. В этом случае вполне может возбуждаться уголовное дело, и такая практика есть. Но в то же время квалифицировать как мошенничество любой не отданный кредит – недопустимо. Подобные приговоры, безусловно, подлежат отмене.