Рейтинг@Mail.ru
home

04.02.2019

Пусть проигравший платит

Адвокатам могут разрешить получать так называемый «гонорар успеха» – вознаграждение за выигранное в суде дело. В настоящее время практика выплаты такой «премии» остается противоречивой. Неоднозначно суды оценивают и «разумную» стоимость юридических услуг.

04.02.19. АПИ — Действующие процессуальные законы предусматривают право победившей в споре стороны требовать возмещения судебных расходов, в том числе на представителя. Однако служители Фемиды вправе фактически произвольно снижать взыскиваемую сумму в связи с ее неразумностью.

Победа и деньги

Кодекс профессиональной этики адвокатов дозволяет членам сообщества включать в договор с клиентом условие о зависимости размера вознаграждения «от благоприятного для доверителя результата рассмотрения спора имущественного характера». Аналогичные рекомендации приняты и в регионах. Так, Адвокатская палата Смоленской области предлагает своим членам кроме фиксированных платежей за ведение дела получать с доверителя пять процентов от удовлетворенной суммы иска, но не менее 10 тысяч рублей. 

Однако служители Фемиды критически оценивают такой подход. Еще двенадцать лет назад Конституционный суд России пришел к выводу, что размер вознаграждения по договору возмездного оказания услуг не может зависеть от решения суда, которое будет принято в будущем. Тогда как Верховный суд России неоднократно признавал получение представителем «гонорара успеха» законным.

Законопроект, инициированный сенатором Андреем Клишасом и принятый пока только в первом чтении, гарантирует адвокатам право заключать с клиентом соглашение о выплате вознаграждения «в зависимости от результата оказания юридической помощи». Порядок включения такой оговорки делегируется определить Федеральной палате адвокатов (ФПА). Опрошенные АПИ юристы убеждены, что вступление этих поправок в силу восстановит возможность получения «гонорара успеха», который должен стимулировать юристов не формально, а активно отстаивать интересы клиента. А идеальный вариант – вознаграждение выплачивается только в случае победы и полностью возмещается с проигравшей спор стороны. По мнению основателя проекта Platforma Ирины Цветковой, именно такая модель является наиболее честной и выгодной для всех сторон. «Она подходит клиентам, у которых нет средств и готовых заплатить только в конце после выигрыша. Выгоден он и адвокатам – если у дела хорошие судебные перспективы, гонорар может быть в разы больше, чем сумма при почасовой оплате. По сути, адвокат становится юристом и инвестором в одном лице, вкладывая в процесс свое время и навыки», – убеждена Ирина Цветкова.

Игра на миллион

Правда, пока победителям в судебных баталиях редко удается получить с проигравшей стороны средства, выплаченные юристам даже в виде фиксированного платежа. Процессуальное законодательство допускает взыскание таких расходов только «в разумных пределах». По мнению Верховного суда России, таковыми считается обычно стоимость аналогичных услуг, оказываемых при сравнимых обстоятельствах: «При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства», – указывает высшая инстанция.

В свою очередь Конституционный суд России неоднократно напоминал о необходимости соблюдения баланса процессуальных прав и обязанностей сторон: «Вынося мотивированное решение об изменении размера сумм, взыскиваемых в возмещение соответствующих расходов, суд не вправе уменьшать его произвольно. Тем более если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов», – отмечается в определении.

Несмотря на все такие предписания, в отсутствие четкой методики служители Фемиды нередко принимают непредсказуемые решения – как подтверждая взыскание многомиллионных сумм, так и урезая почти «копеечные». Своего рода рекорд еще в 2012 году установила кипрская компания «Арудж Холдингс Лимитед», получившая с ООО «Билла» компенсацию расходов на адвокатов в размере 32 млн рублей. Тогда как в других делах суды снизили заявленные расходы в 3 млн рублей до 50 тысяч (то есть в 60 раз), а в 165 тысяч – до 10 (в 16,5 раз). По данным исследований, проведенных экспертной группой VETA, Арбитражный суд Москвы чаще всего присуждает не более 10 тысяч рублей, снижая предъявленную к возмещению сумму в среднем на 40-55 процентов. Требования свыше 50 тысяч рублей удовлетворяются лишь в пяти процентах случаев.

Нестандартный путь выбрала акционер ОАО «Люберецкий хлебокомбинат» Елена Демиденко – вместо требования о взыскании судебных расходов она предъявила иск о возмещении убытков. Таковыми она сочла 30 тысяч рублей, уплаченных адвокату за подготовку жалобы в надзорный орган и представление ее интересов. Нарушение ее прав подтверждалось фактом привлечения компании-ответчика к административной ответственности. За подачу этого иска она вынуждена была заплатить государственную пошлину в размере двух тысяч рублей, но была освобождена от необходимости доказывать «разумность» расходов. Служители Фемиды, в том числе Верховный суд России, признали требования акционера законными и обоснованными.

Иск по расчету

По логике высших инстанций для обоснования разумности требующая возмещения сторона должна представить информацию о рыночных ценах на соответствующие услуги. Вместе с тем российский рынок юридических услуг остается непрозрачным. Этот факт признается в том числе Министерством юстиции РФ. 

Исследования свидетельствуют о большом разбросе базовых цен, зависящих как от уровня компании, так и от категории спора и иных причин. Около 80 процентов опрошенных экспертами VETA юридических фирм применяют почасовую ставку, причем работа партнера оценивается примерно в 3,5 раза дороже, чем помощника юриста. Даже если заказывать услуги у не имеющих широкой известности московских фирм или частнопрактикующих юристов (отнесенных исследователями к квалификационной группе С), то представительство только в первой инстанции арбитража обойдется в среднем в 106 тысяч рублей (данные за 2017 год). Самые дорогие категории – финансовые и банковские споры (от 100 до 300 тысяч рублей), дешевые – административные дела (30-150 тысяч). Представительство в столичных судах общей юрисдикции обойдется в среднем в 66 тысяч. Дороже всего оцениваются семейные и наследственные разбирательства, а также взыскания по договору займа (до 160 тысяч), дешевле – трудовые споры и защита прав потребителей.

Рассмотрение дела в апелляционной инстанции стоит, как правило, примерно в два раза ниже, чем в первой. В кассационной – еще чуть дешевле. Эта зависимость характерна как для арбитражных судов, так и для судов общей юрисдикции.

Именитые юридические фирмы, входящие в рейтинги Chambers, Legal 500 и другие (квалификационная группа A), оценивают свои услуги примерно в десять раз дороже. Так, за представительство в корпоративном споре они хотят от 700 тысяч до 5 млн рублей. Однако Верховный суд России предписывает, что «разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована известностью представителя лица, участвующего в деле».

Адвокатские палаты ряда регионов (в том числе Московской, Брянской, Смоленской областей и так далее) установили свои рекомендованные тарифы. Так, смоленским адвокатам предлагается получать за ведение дела в арбитражном суде первой инстанции не менее 35 тысяч рублей, изучение материалов и подготовку иска – еще от 12 тысяч, при длительном рассмотрении – по 15 тысяч за каждое дополнительное заседание и так далее. Представительство в суде общей юрисдикции по гражданским и административным делам обойдется минимум в 15 тысяч. Более того, Палата рекомендует своим членам оценивать свои услуги в таких спорах в 10 процентов от суммы иска. Вознаграждение защитника по уголовным делам зависит от тяжести предъявленного обвинения, количества подсудимых, эпизодов и других особенностей.

«Методичка» для адвокатов Московской области последний раз обновлялась в 2014 году. Представительство по гражданским и административным делам в суде общей юрисдикции оценивалось тогда минимум в 5 тысяч рублей. Корпоративным клиентам предлагалось оказывать юридическую помощь по повременным тарифам – не менее 2 тысяч рублей в час, 8 тысяч в день или 80 тысяч рублей в месяц.

Судейское усмотрение

По словам вице-президента Федеральной палаты адвокатов Геннадия Шарова, такие рекомендации являются инициативой отдельных регионов, единого подхода пока не существует: «Сейчас ФПА пытается обобщить существующие в регионах методики, чтобы выявить основные тенденции. Если результат этой работы позволит, возможно, следующим шагом станет разработка проекта единых рекомендаций для страны. Но не надо торопиться в попытках все урегулировать», – полагает Геннадий Шаров. 

Он напоминает, что такие документы носят рекомендательный характер, и служители Фемиды не обязаны их принимать: «Тем не менее сформировалась определенная практика, когда суды, особенно это касается арбитражных процессов, просят сослаться на какие-нибудь пусть даже рекомендательные нормы, которые позволили бы им оценить размер расходов при взыскании», – подчеркивают в ФПА.

На «методички» региональных палат нередко ссылаются как стороны, требующие возмещения расходов на представителя, так и оспаривающие «разумность» заявленной суммы. Однако суды чаще всего эти аргументы игнорируют. Так, с ООО «Мультибар» в пользу чешской компании Budejovicky Budvar NP были взысканы почти 5,2 тысячи долларов, уплаченные за услуги юридической фирмы «Городисский и партнеры». Гонорар был рассчитан из почасовой ставки в 350 долларов, многократно превышающей рекомендованный Адвокатской палатой Московской области «тариф». «Положения указанного документа определяют лишь общие подходы к установлению минимальных ставок оплаты услуг привлеченных лиц и носят рекомендательный характер», – заключил Суд по интеллектуальным правам. 

К методическим рекомендациям апеллировал и конкурсный управляющий ООО «ИР-Лизинг», просивший признать недействительной норму соглашения, по которому юридической компанией «Хренов и партнеры» было выплачено 10 млн рублей. Но арбитражный суд пришел к выводу, что спорный документ утвержден Адвокатской палатой Московской области, членом которой ответчик не является.

В свою очередь в споре ОАО «Позитив» и Росимущества служители Фемиды применили рекомендации адвокатского сообщества, снизив «разумные» расходы на услуги консалтинговой группы «Земля и Недвижимость» с 200 до 80 тысяч рублей.

Рассматривая требования Александра Иванысько к обанкротившемуся банку «Аскольд» (в лице конкурсного управляющего – Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов»), Арбитражный суд Смоленской области счел обоснованными затраты в 150 тысяч рублей. Истец доказал, что нанял члена Адвокатской палаты Московской области Андрея Лещикова, который представлял его интересы в столичном, тульском и калужском судах. Используя рекомендации Палаты, служители Фемиды рассчитали средневзвешенные цены на юридические услуги, в том числе по подготовке апелляционной жалобы (15 тысяч рублей) и объяснения по ней (10 тысяч рублей), отзыв на заявление конкурсного управляющего (13 тысяч) и на кассационную жалобу (15 тысяч), ознакомление с делом (7 тысяч), а также участие в каждом из девяти заседаний (по 10 тысяч рублей). «Оценивая фактический объем оказанных представителем услуг, суды обоснованно исходили из уровня оплаты юридической помощи, сложившегося в субъекте Российской Федерации по месту заключения соглашения на оказание юридических услуг – городу Москва», – заключила кассационная коллегия, подтверждая обоснованность такого расчета.

Ограничения по совести

Чрезмерные выплаты юристам порой рассматриваются даже как хищение. В частности, по обвинению в незаконном получении от входящего в государственную корпорацию «Роскосмос» АО «Научно-производственное объединение им. С. А. Лавочкина» 330 млн рублей арестован адвокат Игорь Третьяков. По версии следствия, фактически правовые услуги не оказывались, так как компания имела штатных юристов. Арбитражный суд Москвы уже признал само соглашение недействительным. Один из аргументов – выплаченное вознаграждение в 200 раз превышает расценки, рекомендованные Адвокатской палатой Московской области, членом которой Игорь Третьяков не был.

С другой стороны, в отдельных случаях факты завышения имеют место. Равно как угрозы взыскания чуть не миллионных судебных расходов используются недобросовестными юристами против слабой стороны, в том числе потребителей, правозащитников и других граждан. Поэтому Конституционный суд России фактически ограничил право на возмещение расходов участвующих в административном деле заинтересованных лиц: они должны доказать, что затраты на юристов «являлись необходимыми (вынужденными) и носили разумный характер, а также не были обусловлены исключительно целью воспрепятствовать деятельности административного истца по защите прав, свобод и законных интересов» (АПИ подробно писало о таком решении – Правозащитников частично освободили от возмещения причиняемых убытков).

Кроме того, не могут рассчитывать на возмещение расходов и работодатели, вынужденные защищаться от порой необоснованных исков бывших или несостоявшихся сотрудников. Такая «привилегия» работникам гарантирована действующим Трудовым кодексом РФ. Так, сыктывкарец предъявил иск ООО «РБС» с требованием установить факт трудовых отношений и взыскать более 5 млн рублей якобы не выплаченной заработной платы (аналогичные иски тот же работник подал и против других компаний). Доказывая подложность представленных документов, компания вынуждена была заплатить 120 тысяч рублей за почерковедческую экспертизу. Отклонив все требования истца, служители Фемиды не усмотрели и основания для взыскания в пользу ответчика вынужденных затрат: «В целях предоставления дополнительных гарантий гражданам при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, и обеспечения их права на судебную защиту при рассмотрении судом споров по таким требованиям, в Трудовом кодексе РФ установлено исключение из общего правила о распределении судебных расходов», – заключил Верховный суд России.

Справка

За первую половину 2018 года суды общей юрисдикции рассмотрели 7,7 млн гражданских дел, средний размер возмещаемых судебных издержек в расчете на дело составил 622 рубля. Самые «дорогие» споры касались выплаты страхового возмещения по КАСКО (8,9 тысячи рублей на дело), долевого строительства (5,5 тысячи рублей), защиты патентных прав (5,4 тысячи), изъятия земель для государственных нужд (5,3 тысячи) и так далее.

Мнения

 

Андрей Ступников, руководитель практики разрешения споров и банкротства юридической фирмы Coleman Legal Services

В рамках действующей парадигмы «представительство в суде – это юридическая помощь, а не предпринимательская деятельность» применение критерия разумности представляется оправданным. Он позволяет избежать злоупотреблений, связанных с искусственным завышением стоимости таких услуг.

Другое дело, что ценообразование на российском юридическом рынке полностью непрозрачно, в силу чего формирование этого самого критерия разумности является практически неразрешимой задачей как для суда, так и для сторон. Как следствие, применяемый судами некий случайно определенный «критерий разумности» не отвечает своему первоначальному назначению. Более того, он приводит к обратному эффекту – когда понесший расходы участник спора фактически лишен возможности компенсировать их за счет проигравшей стороны.

Законодатель согласен предоставить право на «гонорар успеха» только адвокатам. Не понятно, почему они заслуживают его больше иных квалифицированных представителей с высшим юридическим образованием, не имеющих такого статуса, но обладающих опытом. Такой избирательный подход, на мой взгляд, нарушает конституционный принцип равенства всех перед законом. 

Валерия Романова, адвокат

Европейский суд по правам человека еще в 1980-х годах сформировал позицию, согласно которой для определения обоснованности взыскиваемых сумм судебных расходов необходимо установить, были ли они осуществлены фактически, их необходимость и разумность в количественном отношении.

Для доказывания обоснованности судебных расходов адвокаты, как правило, представляют в суд соглашения с доверителем, акты приема-передачи услуг, а также документы, подтверждающие факт оплаты услуг, свидетельствующие о сложности дела и необходимости участия нескольких представителей, рейтинги компаний соответствующего уровня и письма от них с указанием размера вознаграждения за ведение аналогичных дел и так далее.

На практике нередко возникают споры по поводу размеров взыскиваемых судебных расходов, в том числе при их значительном снижении судами. Например, выиграв дело в Калужской области, петербургская компания в заявлении о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя указала их размер согласно расценкам, принятым в Санкт-Петербурге. Но суд решил, что при определении разумности должны применяться тарифы, принятые в Калужской области.

Говоря о практическом значении взыскания и возмещения таких расходов на основании расценок, приближенных к фактической стоимости услуг, можно выделить три составляющие: развитие рынка юридических услуг благодаря возможности привлечения наиболее квалифицированных специалистов, создание условий для реального использования института взыскания судебных расходов в качестве механизма обеспечения баланса интересов сторон и минимизации количества необоснованно поданных исков, а также создание дополнительных возможностей для защиты лицом своих прав и законных интересов, в том числе в рамках дел о банкротстве.

Евгений Пугачев, адвокат юридической фирмы «Интеллектуальный капитал»

Критерии оценки расходов на представителя сформированы уже давно – это сложность и длительность спора, объем проделанной юристом работы, соответствие его ставок действующим в регионе рассмотрения спора и другие.

Но даже при самом полном обосновании всех этих обстоятельств и предоставлении подтверждающих разумность и соразмерность затрат документов, суды все равно снижают заявленную сумму, порой необоснованно сильно. В частности, нередко судьям сложно оценить реальный объем трудозатрат юристов – они видят представителей только в рамках заседания, а основная работа, связанная с сопровождением процесса и представлением интересов доверителя, остается, так сказать, «за кадром».

Вместе с тем установление какой-то шкалы судебных расходов и их нормирование – абсолютно неприемлемый вариант. Во-первых, в каждом регионе разная стоимость юридических услуг, поэтому уравнять цены в Москве и, например, в Брянске было бы неправильно. Во-вторых, многие региональные компании нанимают столичных юристов из известных фирм для представления интересов в судебном процессе в регионе, оплачивая их работу по, разумеется, московским расценкам. Тогда как суд исходит из стоимости аналогичных услуг именно в регионе рассмотрения спора, что и приводит к значительному снижению взыскиваемых расходов.