Рейтинг@Mail.ru
home

11.06.2019

Прокуратура хочет контролировать действия следователей против бизнеса

11.06.19. АПИ — Для защиты предпринимателей от «кошмаривания» правоохранительными органами нужно расширить полномочия прокуратуры. Этот вопрос обсуждался на Петербургском международном экономическом форуме.

По словам Уполномоченного при Президенте России по защите прав предпринимателей Бориса Титова, принятые за последний год меры по снижению административного давления и уголовного преследования на бизнес не привели к каким-либо положительным результатам: «84 процента предпринимателей считают ведение бизнеса в России опасным», – заявил бизнес-омбудсмен.

Для решения таких проблем председатель комитета партнеров Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Афанасьев предложил расширить полномочия прокуратуры в сфере надзора за уголовным преследованием. По словам адвоката, эти полномочия в настоящее время серьезно ограничены. Например, прокуратура может отказаться утверждать обвинительное заключение: «Проблема в том, что эта стадия наступает только через два года. Как говорят американцы – «too little, too late» – слишком мало и слишком поздно. А честно говоря – еще и очень редко. Прокуратуре нужно вернуть то хорошее, что было в советское время: согласовывать возбуждение уголовного дела и право прекращать уголовное преследование», – предлагает адвокат.

С другой стороны, он признает, что и существующими полномочиями, призванными в том числе защитить бизнес, прокуроры могли бы пользоваться чаще: «Катастрофически редко мы видим независимую позицию прокуратуры. Во-первых, она может отменять постановления о возбуждении уголовного дела. К сожалению, закон позволяет это сделать только в течение 24 часов. Как прокурор может разобраться в деле за 24 часа? Это фикция. Но в любом случае мы ждем критическую оценку, а не автоматическое «проштамповывание» принятых следственными органами решений. Во-вторых, нужно активнее пользоваться правом отказываться от уголовного обвинения в суде. В-третьих – возражать следствию при избрании меры пресечения», – заявил Дмитрий Афанасьев. 

Также, по мнению адвоката, следует предоставить участникам гражданско-правовых хозяйственных споров эффективные механизмы сбора доказательств – использование института «discovery disclosing» (раскрытия информации – англ.). «Очень часто сами предприниматели решают хозяйственные споры уголовно-правовыми средствами, – говорит Дмитрий Афанасьев. – Требуют возбудить уголовное дело, чтобы собрать доказательства».

Борис Титов напомнил, что в уголовном процессе прокуратура является заказчиком дела: «Следственные органы должны готовить материалы для прокуратуры, которая контролирует их качество и принимает решение – поддерживать обвинение или отказаться. Прокуратура должна контролировать все процессуальные действия – возбуждение уголовного дела, избрание меры пресечения, обыски и другие», – констатирует бизнес-омбудсмен. Наиболее эффективной мерой пресечения Борис Титов считает залог.

В свою очередь, генеральный прокурор России Юрий Чайка поддерживал идею расширения его полномочий, в первую очередь – против следователей. «Сегодня прокурор лишен возможности участвовать в расследовании уголовного дела. Когда оно поступает к нам с обвинительным заключением, мы не знаем, какие собраны доказательства, есть ли фальсификации». Давление на бизнес будет существовать, пока следователь чувствует себя неуязвимым. Мы уже ежегодно отменяем до 20 тысяч постановлений о возбуждении уголовного дела, в том числе порядка двухсот – в отношении бизнес-сообщества. Еще в 2016 году была введена норма об ответственности за незаконное возбуждение уголовного дела, но ни одного дела по ней нет. И мы не можем на этот процесс повлиять», – отмечает Юрий Чайка.

Справка

По данным Генеральной прокуратуры РФ, в 2018 году было зарегистрировано 109,5 тысячи преступлений экономической направленности, 26,6 тысячи из них признано не раскрытыми. В суд направлено 49,5 тысячи уголовных дел.

Судами рассмотрено 25,1 тысячи ходатайств о заключении под стражу обвиняемых в преступлениях экономической направленности и в связи с предпринимательской деятельностью, 22,5 тысячи (почти 90 процентов) удовлетворено.