Рейтинг@Mail.ru
home

13.06.2019

Всеобщее жилищное страхование

Государство пытается снять с себя финансовую ответственность за разрушенное в результате чрезвычайных ситуаций частное жилье. Его собственникам будет предложено застраховать квартиры на льготных условиях.

13.06.19. АПИ — Согласно Гражданскому кодексу РФ риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник. В то же время уничтоженные в результате крупных чрезвычайных ситуаций (наводнений, ураганов, лесных пожаров и иных) частные дома чаще всего восстанавливаются за счет бюджета. Или государство выделяет потерпевшим бесплатные квартиры, которые могут меняться и приватизироваться. По мнению экспертов, такая политика поощряет иждивенческий подход и безответственность собственников за свое имущество.

ЧП районного масштаба

Действующий с 1994 года федеральный закон предусматривает право всех граждан «на возмещение ущерба, причиненного их здоровью и имуществу вследствие чрезвычайных ситуаций». В частности, потерявшие единственное жилье могут претендовать на получение специальных государственных жилищных сертификатов из расчета социальной нормы: 33 кв. метра для одиноких граждан, 42 метра – на семью из двух человек или по 18 «квадратов» на каждого члена большой семьи. Право на новое жилье имеют только граждане, зарегистрированные в разрушенном доме на момент чрезвычайной ситуации или стихийного бедствия.

Однако такая «благотворительность» имеет много ограничений. На компенсацию в виде жилья не могут претендовать постоянно проживающие в России иностранцы, наследники собственников (в том числе погибших в катастрофе), временно отсутствующие по месту регистрации, владельцы не учтенных (самовольных) построек и многие другие. Кроме того, сертификаты предоставляются только жертвам чрезвычайных ситуаций, которыми признаются мизерная доля пожаров, далеко не все наводнения и иные инциденты, повлекшие причинение ущерба. Согласно ведомственной инструкции МЧС России, обязательным условием признания большинства стихийных бедствий является гибель не менее двух человек или госпитализация четырех. Лесной пожар считается ЧП, только если он охватил 25 гектаров, и так далее.

Так, житель Гайского района Оренбургской области лишился жилого дома и хозяйственных построек в результате степного пожара, возникшего в трех километрах и распространившегося из-за сильного порывистого ветра. Однако чиновники не признали инцидент чрезвычайной ситуацией. Суд счел такое решение обоснованным: «Пожар затронул и причинил ущерб лишь одному поселению, фактов причинения материального ущерба межселенной территории либо наличия пострадавших не имеется», – констатировали служители Фемиды.

В ряде регионов в выплате компенсации отказывают из-за дефицита бюджетных средств. Так, на возмещение ущерба десяткам семей, дома которых были разрушены или повреждены в результат схода селевых потоков, власти Дагестана выделили всего 7,9 млн рублей – из расчета пять тысяч рублей на одного пострадавшего: «Из-за ограниченности средств в резервном фонде было принято решение произвести восстановительные работы собственными силами и средствами администраций муниципальных образований. Поэтому все граждане компенсационные выплаты за поврежденные и разрушенные дома от стихийных явлений в полном объеме не получили», – заключил суд, отклоняя иск одного из потерпевших. 

Пожарное ОСАГО

В 2010 году МЧС России предложило ввести обязательное противопожарное страхование. Однако подготовленный ведомством законопроект предусматривал страхование не самого имущества, а ответственности собственников недвижимости за причиненный ущерб. То есть получить возмещение владелец сгоревшей квартиры мог бы, только если причиной пожара стала неосторожность соседа. При этом каждому потерпевшему выплачивалось не более 500 тысяч рублей, а общий размер страховки ограничивался суммой в три миллиона. В свою очередь, вред, причиненный имуществу самого страхователя, возмещению в рамках обязательного противопожарного страхования не подлежал.

В то же время, если виновные в пожаре не установлены или причинитель уклонился от заключения договора, потерпевшим гарантировалась компенсационная выплата за счет специальных фондов, создаваемых профессиональным объединением страховщиков. «Если человек оказался в зоне возгорания и пострадал, то за причинение вреда здоровью должен нести ответственность собственник объекта. Таким образом, речь идет о соблюдении действующего законодательства, а не о перекладывании ответственности на чьи-то плечи», – заявил возглавлявший в 2010 году МЧС России Сергей Шойгу.

Этот законопроект даже не был внесен в Госдуму. Альтернативные документы, представленные Министерством финансов РФ, предусматривали непосредственно страхование самого жилья от любых чрезвычайных ситуаций федерального, межрегионального и регионального характера, в том числе пожаров, наводнений и иных стихийных бедствий. Оно предполагалось добровольным, но региональным властям предписывалось принять специальную программу содействия и страховать находящийся в государственной собственности жилищный фонд. Для упрощения заключения договора и оплаты премии с согласия владельцев могли использоваться единые счета по квартплате и коммунальным платежам. Вместе с тем уклонившимся от приобретения полиса собственникам, утратившим единственную квартиру, должно было предоставляться социальное жилье без права его приватизации или обмена. Такие меры, по мнению чиновников финансового ведомства, должны были упорядочить порядок оказания помощи гражданам на восстановление или приобретение имущества, утраченного в результате стихийных бедствий: «Сложившаяся система оказания помощи гражданам в указанных ситуациях не мотивирует их к самостоятельному финансовому обеспечению своих имущественных интересов посредством страхования», – отмечалось в пояснительной записке.

Но такое, даже относительно мягкое регулирование, в Министерстве экономического развития РФ сочли избыточным. В 2017 году Минфин подготовил уже четвертый вариант законопроекта, исключающий бесплатное предоставление жилья и устанавливающий лишь минимальные стандарты добровольного страхования.

Региональный стандарт

Принятый летом минувшего и вступающий в силу 4 августа этого года закон делегирует решение вопроса субъектам Федерации. Само страхование признается добровольным, но закон гарантирует выплату, только когда жилье было утрачено в результате стихийных бедствий – обычные пожары, затопления и иные инциденты, которые часто происходят в многоквартирных домах, страховыми случаями не считаются. Более того, размер выплаты не может превышать 500 тысяч рублей. Это соответствует стоимости менее девяти кв. метров жилья в среднем по России, трех метров в Москве или 15-16 в Белгородской области или Кабардино-Балкарии. С другой стороны, в рамках утвержденной региональной программы собственникам должна выдаваться дополнительная компенсация из казны. Также владелец разрушенной недвижимости вправе будет, уступив властям право на страховку, требовать выделения нового жилья.

Участвующие в региональной программе страховые компании должны на конкурсной основе отбирать сами субъекты Федерации, а Банку России делегируется право определить требования к таким страховщикам и тарифы. Гарантом выплаты возмещения выступает национальная перестраховочная компания, которой участники рынка должны будут передать большую часть рисков (60 процентов при повреждении и 95 процентов – по утрате жилья). Для упрощения процедуры заключения договора предполагается включать страховые взносы в качестве опции в единый платежный документ или счет на оплату электроэнергии. Также планируется привлечь в качестве платежных агентов ФГУП «Почта России», ПАО «Сбербанк России», операторов сотовой связи и иные имеющие крупные сети компании.

В Госдуме признают, что принятый закон определяет «лишь контуры возможного осуществления страхования жилых помещений с государственной поддержкой и не создает единого механизма защиты». Равно как не решается проблема защиты жилищных прав граждан, являющихся собственниками аварийного и ветхого жилья, застраховать которое невозможно.

Есть ли жизнь за МКАДом

До принятия региональных программ эксперты затрудняются однозначно оценить перспективу применения нового закона и его влияние на рынок страхования в целом.

В то же время подобный опыт в нескольких субъектах Федерации уже сложился. Так, еще в 2002 году в Москве была введена система страхования жилых помещений. На сегодняшний день в ней участвуют выбранные по итогам открытого конкурса пять страховщиков, за каждым закреплены определенные административные округа. В дополнение к страховке столичная мэрия выплачивает дополнительное возмещение, а в случае полного уничтожения жилья – гарантирует предоставление нового. Кроме непосредственно стихийных бедствий (взрывов и ураганов) страховыми случаями признаются любые пожары и их последствия, а также аварии систем отопления, водопровода и канализации.

Базовая страховая стоимость городских квартир составляет 42 тысячи рублей за кв. метр, цена полиса – 22,44 рубля с метра в год. То есть за двушку площадью, скажем, 60 кв. метров москвич ежемесячно должен платить 112 рублей. Доплатив еще 1,27 рубля с метра, собственник или жилец может увеличить страховую стоимость в полтора раза, но компенсация из бюджета в этом случае не выплачивается.

Формально страхование является добровольным. Причем для заключения договора владельцу или нанимателю квартиры достаточно заплатить первый взнос – такое конклюдентное действие рассматривается как и акцепт предложенных условий. В дальнейшем страховые взносы можно уплачивать по единому счету на жилищно-коммунальные услуги. Альтернативный вариант – обратиться в офис страховщика и подписать индивидуальный договор, позволяющий в том числе увеличить размер возмещения.

По данным уполномоченного оператора – ГБУ «Центр имущественных платежей и жилищного страхования», в рамках городской программы застраховано более 2 млн столичных квартир, причем более 80 процентов собственников заключили договор по конклюдентной форме. В среднем, затраты москвичей на страхование квартиры оцениваются в 92 рубля в месяц. В минувшем году выплаты в размере 182 млн рублей получили свыше пяти тысяч семей.

Правда, многие потерпевшие жалуются на занижение выплаты. Размер ущерба определяется на основании методики, специально разработанной институтом «МосжилНИИпроект» по заказу столичной мэрии и отличающейся от классической практики оценки. Так, по расчетам компании «СОГАЗ», причиненный двумя заливами квартиры Мордасовой ущерб составил 143 тысячи рублей, определенный независимым оценщиком – 463 тысячи. Отклоняя иск о взыскании разницы, Московский городской суд констатировал, что применение специальной «методички» не противоречит требованиям закона и условиям договора страхования: «А потому расчет страхового возмещения, приведенный ответчиком по данной методике, принят судом в качестве правильного», – отмечается в решении.

Справка

По данным МЧС России, в 2018 году произошло 266 чрезвычайных ситуаций, в которых погибло 717 и пострадало 57,5 тысячи человек. Зарегистрировано более 132 тысяч пожаров, большинство произошло из-за нарушения правил устройства и эксплуатации электрооборудования, бытовых электроприборов и печного отопления, неосторожного обращения с огнем, а также поджогов. Общий прямой материальный ущерб от пожаров оценивается в 14,2 млрд рублей, в том числе в 5,5 млрд – в жилищном секторе (жилые дома, общежития, дачи, садовые домики и надводные постройки).

За год суды рассмотрели 2,2 тысячи исков о возмещении ущерба имуществу в результате чрезвычайных ситуаций на 646 млн рублей. Обоснованными признали 1,8 тысячи требований на 27 млн рублей. 

Мнения

 

Артем Искра, управляющий директор Департамента андеррайтинга розничного страхования Группы «Ренессанс страхование»

Данный вид страхования является добровольным – граждане смогут за свой счет приобрести полис. Планируются различные варианты оформления, в том числе через сайты страховых компаний и через партнеров. Тем не менее очень важно, чтобы была реализована оплата полисов через счета за жилищно-коммунальные услуги. Именно такой удобный способ оформления договора позволит обеспечить массовость программы. Опыт Москвы тому подтверждение.

Преимущества программы – невысокая стоимость полиса, гарантии Российской перестраховочной компании и государства. Минус – отсутствие механизмов стимулирования граждан приобретать полис. В принципе, интерес к такому страхованию может возникнуть при условии, что регионы расширят перечень застрахованных рисков, включив, как минимум, риск пожара.

Стоимость полиса будет зависеть от субъекта Федерации, состава включенных в региональную программу рисков и типа жилья. Для минимального покрытия она не превысит 300-500 рублей в год.

Поэтому идею в целом мы оцениваем положительно. Хотя, к сожалению, из-за недостаточности стимулов оформлять такой полис вряд ли будет достигнута цель снятия нагрузки на бюджет. Ведь государство готово компенсировать ущерб вне зависимости от наличия страховки. По сути, полис – это просто дополнительная гарантия помощи: и со стороны государства, и страховой компании. Мы не ожидаем массового страхования: создание механизма запуска подобных программ – это только первый шаг к его появлению.

Валерия Юрова, руководитель управления по страхованию имущества страховой компании «Сбербанк страхование»

Новый закон направлен на снижение финансовой нагрузки на государство, которое ежегодно выплачивает пострадавшим гражданам за утраченное в результате чрезвычайных ситуаций жилье до 60 млрд рублей. Количество катаклизмов в России растет на 6-7 процентов в год и, по прогнозам МЧС, будет постоянно увеличиваться. 

Для нашей компании участие в проекте страхования жилья от чрезвычайных ситуаций – стратегически важная задача. Особенность закона в том, что каждый регион разрабатывает свою программу, учитывая особенности территории. При небольшом стихийном бедствии выплаты пострадавшим должны производиться из регионального бюджета, крупных – будут добавлены из федерального бюджета. Граждане, которые ответственно подходят защите своего имущества и застраховали жилье, в случае чрезвычайной ситуации смогут претендовать на компенсацию от страховой компании и на финансовую помощь государства. Кроме этого, у таких граждан будет возможность выбора – получить взамен разрушенного квартиры или дома денежную компенсацию или новое жилье. Правда, во втором случае выплату по страховке они уже не получат. 

Возможность оформить полис предоставляется в том числе проживающим на условиях соцнайма – в случае чрезвычайной ситуации они также получат выплату за утраченное жилье. Средняя стоимость страхования от чрезвычайных ситуаций составит порядка 150 рублей в месяц. Причем в эту сумму будут входить и самые распространенные бытовые риски.

Павел Курлат, партнер Первой юридической сети

Эффективность нового механизма будет зависеть от наличия воли и желания использовать предусмотренные законом схемы работы со страховщиками у властей каждого конкретного региона. В частности, установленные на федеральном уровне минимальные суммы возмещения ущерба для крупных городов явно неадекватны, и если власти субъекта Федерации их не повысят – программы не «заработают». 

Не думаю, что страхование за счет бюджета снизит личную ответственность собственника за имущество. Во-первых, речь идет об утрате жилых помещений в рамках стихийных бедствий – крупных пожаров и тому подобного. Подразумевается, что причины этих чрезвычайных происшествий не связаны с волей самого собственника жилья. Во-вторых, закон упоминает и страхование на случай наступления иных событий – конкретный перечень рисков будет установлен в договоре.