Рейтинг@Mail.ru
home

01.07.2019

Коммерсанты-вредители

Продающих некачественные товары и услуги бизнесменов оградили от уголовной ответственности. Верховный суд России допустил применять строгие меры только при доказанности умысла и реальной опасности содеянного. Однако такие меры не защитят участников рынка и даже рядовых продавцов от обвинений в создании «организованных групп».

01.07.19. АПИ — Действующий Уголовный кодекс РФ признает преступлением производство, хранение или перевозку в целях сбыта, а также реализацию товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей. Строгие санкции могут применяться и за неправомерную выдачу или использование сертификатов и иных документов, подтверждающих соответствие товаров, работ или услуг требованиям безопасности. При этом в том числе реальное лишение свободы грозит бизнесменам, действия которых не причинили кому-либо какой-либо вред.

Выпил рюмку, выпил две...

По словам судьи Верховного суда России Олега Борисова, большинство таких преступлений касается операций с суррогатным алкоголем. 

Среди них – скандальное дело «Боярышника»: распитие продававшегося в Иркутске концентрата для принятия ванн с содержанием опасной дозы метанола в декабре 2016 года привело к отравлению 120 человек, 76 из которых умерли. Из двух десятков обвиняемых в настоящее время осуждены только двое – индивидуальный предприниматель Елена Бакотина и продавец принадлежащего ей павильона бытовой химии Олеся Вегера. По версии обвинения они знали, что большое число потребителей употребляет косметические средства не по назначению (вовнутрь), и, реализуя «возникший преступный умысел, вступили в предварительный преступный сговор». Вместе с тем признавалось, что деяние они совершили «по небрежности, не предвидели возможности наступления общественно опасных последствий в виде смерти пострадавших, хотя при необходимых внимательности, предусмотрительности и соблюдении нормативных актов должны были и могли предвидеть эти последствия». Суд приговорил коммерсанта к четырем, а продавца – к трем годам лишения свободы.

Сговором с целью предоставления не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей культурно-зрелищных услуг и общественного питания были признаны и действия руководства пермского клуба «Хромая лошадь», пожар в котором стал крупнейшим в современной истории России (погибло 156 человек). Жесткий приговор был вынесен против фактического владельца клуба Анатолия Зака, исполнительного директора Светланы Ефремовой и арт-директора Олега Феткулова. Хотя они привлекли аттестованных пиротехников – отца и сына Сергея и Игоря Дербеневых, ошибки в организации шоу которых и привели к катастрофе. Однако в их действиях служители Фемиды не усмотрели умысла.

Схожее дело сейчас рассматривается в Кемерово – обвинения предъявлены в том числе руководству ОАО «Кемеровский кондитерский комбинат»: пожар в принадлежащем ему торгово-развлекательном комплексе «Зимняя вишня» унес жизни 60 человек.

Жертв и разрушений нет

Тысячи приговоров по статье 238 Уголовного кодекса РФ выносятся не по таким «громким делам». Причем чаще всего пострадавшим причиняется легкий или средний вред здоровью либо потерпевшие вообще отсутствуют.

Так, владелица пушкинского центра красоты и косметологии ООО «Лунный сад» Марина Долгашева была арестована после жалобы одной из клиенток – фитнес-тренера Натальи Кочешковой, заказавшей в рамках рекламной акции услугу фотоэпиляции «глубокое бикини». Применение при этом бытового прибора привело к ожогам второй степени лобковой области и вульвы, которые оценили как легкий вред здоровью. Кроме того, на момент оказания услуги компания не имела лицензии на медицинскую деятельность. Врача-косметолога Любовь Карташову, по версии обвинения, вступившую с директором в сговор, «направленный на предоставление не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей платных услуг по фотоэпиляции», признали виновной и приговорили к штрафу в 50 тысяч рублей. Уголовное дело против Марины Долгашевой еще не рассмотрено.

По словам одного из посетителей ресторана «Alt Sherbet», заказавшего шашлык, порцию виски «Jameson» и морковный сок со сливками, через два часа после ужина он почувствовал себя плохо – заболели голова и живот. Экспертиза его здоровья не проводилась, но проведенная в ресторане проверка выявила многочисленные нарушения, в том числе недостаточную ширину коридора, некачественную изоляцию электропроводки, отсутствие маркировки на ряде товаров, неправильное мытье полов и отсутствие крышек на мусорных бачках. Хотя сам недовольный клиент не предъявлял никаких претензий, суд признал генерального директора ООО «Щербет» Ольгу Скурихину виновной в оказании опасных услуг. Аналогичный приговор был вынесен в отношении владельца и повара кафе «Сухрон» Замиры Раджабовой и Азамжона Солихова – санитарные инспекторы в пробах овощей в нарезке для шавермы и салате обнаружили бактерии группы кишечных палочек (колиформы). Хотя ни один из клиентов учреждения общественного питания не пострадал, суд усмотрел в действиях обвиняемых «преступленный умысел, направленный на предоставление неопределенному кругу лиц платных услуг питания, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья».

Опасные гастроли

В умысле на сбыт опасных продуктов обвинили и продавца нижегородского магазина Татьяну Ступину. Причем единственную полукилограммовую вакуумную упаковку сосисок с истекшим сроком годности она продала в ходе проведенной полицией контрольной закупки, по версии следствия – «с целью обеспечить объем продаж и не выплачивать из своей заработной платы владельцу магазина компенсацию за просроченный товар». Районный суд признал ее виновной, но кассационная инстанция указала на отсутствие в действиях осужденной непосредственной опасности для жизни и здоровья населения. При пересмотре деле прокуратура отказалась от обвинения продавщицы.

Во избежание подобных ошибок в принятом 25 июня постановлении Верховный суд России напоминает, что уголовная ответственность наступает только при наличии реальной опасности товаров и продукции. Об этом, в частности, может свидетельствовать наличие в них веществ или конструктивных недостатков, которые при употреблении или ином использовании этих товаров и продукции в обычных условиях могли повлечь смерть или причинение тяжкого вреда здоровью человека. «В тех случаях, когда для установления характера опасности товаров, продукции, работ или услуг требуются специальные знания, суды должны располагать соответствующими заключениями экспертов или специалистов», – констатировала высшая инстанция.

Исходя из этой формулировки, риск либо даже фактическое причинение легкого или среднего вреда здоровью не является преступлением. Таким образом, Марина Долгашева, Ольга Скурихина, Замир Раджабовой, Азамжона Солихова и тысячи других осужденных вправе настаивать на пересмотре вынесенных против них приговоров. Эксперты также акцентируют внимание на оговорке высшей инстанции о причинении вреда в «обычных условиях». По логике она исключает вину продавцов концентрата «Боярышник», так как от принятия с его использованием ванн никто не мог пострадать.

По мнению выступающего от имени разработчиков постановления Олега Борисова, такая оговорка необходима с целью разграничить уголовную и административную ответственность за продажу некачественных товаров. Судья напомнил, что проблема возникла еще в 1999 году, когда из спорной нормы внесенные в Уголовный кодекс РФ поправки исключили важный признак – причинение вреда здоровью человека: «Это превратило состав преступления в формальный», – констатировал Олег Борисов.

В отсутствие четкого определения за одно и то же деяние предприниматели могли привлекаться как к административной, так и уголовной ответственности. Например, Роспотребнадзор выявляет в магазинах десятки тысяч фактов реализации некачественных товаров, в том числе просроченных, с повышенным содержанием бактерий группы кишечных палочек или иными формально опасными признаками. За такие проступки неоднократно налагались штрафы в том числе на торговые сети «Магнит», «Перекресток», «Пятерочка», «О`Кей», рестораны «Макдоналдс» и многие другие, но никто не пытался выдвинуть обвинение против их менеджеров или продавцов.

Не виноватая я

Также Верховный суд России указывает, что преступлением являются только умышленные действия обвиняемого. Правда такой умысел может быть направлен именно на сбыт некачественных товаров или услуг. Более того, сам факт причинения вреда потребителю по неосторожности по существу презюмирует умысел в реализации опасной продукции. «О наличии у лица цели сбыта должны свидетельствовать не только количество (объем) товара или продукции, но и совершение действий, подтверждающих намерение лица сбыть их. Например, их предпродажная подготовка, рекламирование, наличие договоренности с торговыми организациями, потребителями об их реализации, размещение товара в местах торговли и тому подобные», – поясняют служители Фемиды.

С другой стороны, практика рассмотрения дел о связанных с продажей некачественных товаров административных правонарушениях свидетельствует, что тот же Верховный суд России требует установления вины торговой организации или иного посредника. В частности, он не несет ответственности, если соблюдал требования хранения и перевозки продукции, имел все надлежащие товаросопроводительные документы, а брак был изначально заложен производителем (АПИ писало о таких делах – Верховный суд России: продавцы за брак поставщиков не отвечают, Поставщики «Боржоми» не отвечают за его качество). Применять такое «реабилитирующее» правило в отношении привлекаемых к уголовной ответственности за идентичные по существу проступки высшая инстанция не намерена.

Неоднозначно служители Фемиды определяют ответственность за деяния, предусмотренные отдельными нормами Уголовного кодекса РФ, в том числе нарушение требований пожарной безопасности, санитарно-эпидемиологических правил, безопасности дорожного движения, полетов и так далее. В принятом постановлении указывается, что, например, водитель, виновный в дорожно-транспортном происшествии с погибшими, должен судиться как нарушитель Правил дорожного движения. В первоначальной редакции разъяснений планировалось зафиксировать ответственность и других сотрудников автопредприятия (руководителя, ответственного за безопасность и иных), виновных в выпуске на линию неисправного транспортного средства, не прошедшего медосмотр шофера и других нарушениях. Но впоследствии эти оговорку решили исключить.

Санитарное благополучие

В свою очередь Роспотребнадзор предлагает дифференцировать и ужесточить административную ответственность за нарушения санитарных правил, в том числе связанные с оказанием опасных услуг. В качестве квалифицирующего признака вводится в том числе причинение вреда жизни или здоровью граждан. За такие деяния на компании планируется налагать штрафы в сумме до 200 тысяч рублей и приостанавливать их деятельность на срок до трех месяцев, руководителей или иных должностных лиц организаций – штрафовать еще на 40 тысяч.

В ведомстве уверены, что размер предлагаемой проектом ответственности не может считаться чрезмерным и необоснованным. «Нарушение санитарно-эпидемиологического законодательства создает угрозу жизни или здоровью человека, оказания вредного воздействия факторов среды обитания. Международный опыт также свидетельствует о несоразмерности административных санкций за нарушения по аналогичным правонарушениям. Так, в Соединенных Штатах Америки они влекут наложение штрафа до миллиона долларов, в Великобритании – до 400 тысяч фунтов стерлингов, в Австралии – 750 тысяч австралийских долларов, в Германии – 20 тысяч евро, в Турции – 25 тысяч евро», – отмечается в пояснительной записке.

Вместе с тем норма о санкциях за нарушения требований технических регламентов, которые чаще всего вменяются производителям и торговым организациям, не меняется. Она и в действующей редакции признает квалифицирующим признаком причинение вреда жизни или здоровью граждан – такое деяние карается штрафом до 600 тысяч рублей с конфискацией товаров.

При том, что вина правонарушителей не всегда очевидна. Например, несколько петербуржцев отравились приобретенными в гипермаркете «О’Кей» курой-гриль и куриными крылышками, причиненный здоровью вред признали средней степенью тяжести. Причиной стал заболевший сальмонеллезом сотрудник кулинарного цеха. Однако он имел надлежащую санитарную книжку – по действующим правилам такие работники обязаны проходить медицинский осмотр только раз в полгода, тогда как инкубационный период опасного инфекционного заболевания составляет всего несколько часов.

Не удалось установить виновника и массового отравления рабочих турецкой компании IC Ictas-Astaldi Insaat Anonim Sirketi, трудящихся на строительстве терминала аэропорта Пулково. В ходе судебного разбирательства выяснилось, что кейтеринговые услуги оказывали несколько фирм, доказать, кто и где питался и отравился, строительная компания не смогла.

Справка

По данным портала «Судебные решения РФ», в 2018 году по статье 238 Уголовного кодекса РФ было осуждено 3,8 тысячи человек, в том числе 141 к реальному и 762 к условному лишению свободы. Оправдано 14 обвиняемых.

Роспотребнадзор наложил 235 тысяч административных штрафов за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, 40,3 тысячи – за нарушение требований технических регламентов. По результатам мониторинга качества и безопасности пищевой продукции забраковано 70,3 тысячи партий продукции объемом 1,8 млн тонн. Зафиксировано более 52 тысяч острых отравлений спиртсодержащей продукцией, в том числе почти 11,5 тысячи – с летальным исходом.

Мнения

 

Алексей Добрынин, партнер, руководитель уголовно-правовой практики коллегии адвокатов Pen&Paper

Разъяснения Верховного суда России, надеемся, помогут изменить сложившуюся практику привлечения к уголовной ответственности за допущенные нарушения при обороте товаров или оказании услуг вне зависимости от того, представляли ли они потенциальную опасность для жизни или здоровья потребителей. 

Умысел виновного в совершении такого преступления заключается в понимании им, что допущены нарушения при обороте товаров и оказании услуг, которые создают опасность жизни и здоровью потребителей. И при этом он не предпринимает мер для их устранения, то есть продолжает продажу. 

Субъектом указанного преступления признается не только руководитель организации, но и ее работники. Если они оба знали о нарушениях, создающих реальную опасность для жизни и здоровья потребителей, обсуждали эти нарушения и продолжали реализовывать товар или оказывать услуги, то их действия будут квалифицированы как совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

Евгений Рубинштейн, советник Федеральной палаты адвокатов

Судебная практика по применению обсуждаемой нормы крайне нестабильна, а в условиях существующего обвинительного уклона зачастую приводила к несправедливым судебным решениям. Фабулы уголовных дел разнообразны – от изготовления и продажи самогона, в котором содержатся опасные для здоровья примеси, до обвинения в проведении экскурсий на вертолете. При этом следственным органам для обвинения лица достаточно было указать на какой-либо недостаток в товаре или услуге, то есть потенциально оно распространяется практически на всех лиц, так или иначе задействованных в гражданском обороте.

Кроме того, диспозиция статьи 238 Уголовного кодекса РФ позволяет на стадии возбуждения дела рассматривать бесчисленное количество ситуаций, когда потребитель товара или услуги оказался недоволен ее качеством. В зависимости от конкретных обстоятельств, оценка может иметь уголовно-правовой, административный или гражданско-правовой характер. 

Некоторые положения принятого Верховным судом России  постановления настораживают. Так, доказывание элемента «реальности» основывается на умозаключениях, в основе которых лежит вопрос о возможности (потенциальности). Такой вопрос легко выводится и сложно опровергается. Например, пилот вертолета не провел анализ топлива на предмет его соответствия определенным требованиям. Это недостаток при оказании услуги, но само по себе бездействие пилота в этой части могло ли реально угрожать жизни и здоровью человека? Не составляет никакого труда сформировать этот обвинительный тезис. Хотя в действительности само топливо могло отвечать всем нормативам, и его использование никому никак не угрожало.

Кроме того, на практике следственные органы лишь констатируют в фабуле обвинения наличие умысла, но в действительности его не доказывают. А все доводы обвиняемого, что он даже не предполагал о возможных негативных последствиях, отклоняются. Равно как судебно-следственная практика изобилует примерами, когда один из сотрудников компании ничего не знал об опасности товара или услуги, но ему вменяют совершение преступления в группе только из-за отказа давать показания на своего директора или иным образом сотрудничать со следствием.

Алексей Иванов, вице-президент Федерального союза адвокатов России

Статья 238 Уголовного кодекса РФ защищает очень важные права потребителей от посягательств на их жизнь и здоровье со стороны недобросовестных предпринимателей, которые во главу угла поставили получение прибыли любыми, в том числе и противоправными, способами. Вместе с тем разъяснения Верховного суда России не являются в какой-либо части неожиданными и серьезно на практике правоприменения, количестве уголовных дел и осужденных за совершение таких преступлений не отразятся. 

В то же время хотел бы обратить внимание на очередную противоречивость нашего уголовного законодательства. Так, водитель, в состоянии опьянения совершивший дорожно-транспортное происшествие с тяжкими последствиями, может быть лишен свободы сроком до 15 лет. Тогда как лицо, которое произвело опасную продукцию, от которой впоследствии умерло несколько человек, – до 10 лет, а в менее тяжких ситуациях и вообще ограничиться штрафом. Я не вижу здесь логики и не понимаю, чем производство опасной для жизни продукции по тяжести так отличается от «пьяного вождения».