Рейтинг@Mail.ru
home

08.07.2019

Сто дней без фейков

Первая практика применения законов об оскорблении власти и о так называемых «фейках» оказалась диаметрально противоположной. Формулировки обоих законов остаются крайне неопределенными и позволяют расширительное толкование. Эксперты полагают, что эти споры может разрешить только Конституционный суд России.

08.07.19. АПИ — Вступившие в силу 29 марта поправки предусматривают возможность блокировки сайтов, на которых размещена «недостоверная общественно значимая информация». Также была введена административная ответственность за «выраженные в неприличной форме» публикации, «оскорбляющие человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам России, Конституции России или органам, осуществляющим государственную власть». 

Первый блин комом

На практике закон об оскорблении власти применялся уже несколько раз. Первое дело полиция возбудила против ранее судимого и находящегося под административным надзором жителя Новгородской области Юрия Картыжева, разместившего «Вконтакте» два поста с изображением главы государства и фразой «Путин сказочный <матерное слово>». В районном суде подозреваемый полностью признал свою вину и был оштрафован на минимальную сумму в 30 тысяч рублей.

Защищать оскорбившего честь президента взялась правозащитная группа «Агора». В апелляционной жалобе ее адвокат Дмитрий Герасимов утверждал, что на самом деле Юрий Картыжев опубликовал только часть нецензурного слова, но и оно не может считаться неприличной формой: «Граждане имеют право высказывать свое мнение об органах государственной власти и должностных лицах, в том числе и в резкой форме. Указанные комментарии представляют собой оценку Картыжевым деятельности Владимира Путина как выборного должностного лица и должны рассматриваться в совокупности с основными текстами, которые они сопровождали», – заявил адвокат.

Однако Новгородский областной суд отклонил эти доводы: «Суждения Картыжева Ю.Д. были изложены в оскорбительной и циничной форме, выходящей за разумные пределы осуществления гражданином права на свободу выражения своих мнений и убеждений, в том числе политических. Действия Картыжева Ю.Д. носили явно хулиганский характер, поскольку распространение нецензурных комментариев в адрес главы государства – это действия, выражающие стремление лица в неуважительной форме противопоставить себя обществу и государству и продемонстрировать пренебрежение к нормам морали», – констатировали служители Фемиды.

Житель Вологодской области Юрий Шадрин сравнил Владимира Путина с «недалеким человеком, растяпой» (опять же в нецензурной форме). Отклонив доводы адвоката подозреваемого о праве граждан критиковать власть, суд также оштрафовал автора оскорбительного поста на 30 тысяч рублей.

Большой скандал разгорелся в Ярославле: надпись, называющую руководителя страны оскорбительным обозначением гомосексуалиста, неизвестные нанесли на фасад здания регионального управления внутренних дел. Ее сфотографировал и выложил в социальную сеть случайно проезжавший мимо архитектор Кирилл Попутников, его сообщение было растиражировано многими местными средствами массовой информации. Под давлением Роскомнадзора редакции вынуждены были удалить фотографии, а отказавшиеся это сделать сайты заблокировали. Самого же фотографа привлекли к административной ответственности: «Доводы Попутникова К.С. о том, что целью размещения анализируемой фотографии было привлечение внимания к акту вандализма на здании – памятнике архитектуры – оцениваю как способ защиты от выдвинутого обвинения, стремление уйти от установленной законом ответственности. Попутников К.С. имел возможность опубликовать в сети Интернет аналогичную фотографию, неприличное содержание надписи на которой могло быть сокрыто, в том числе частично, путем использования графических редакторов, однако не сделал этого», – отмечается в решении суда.

Честная критика

Сам глава государства, в оскорблении имени или образа которого были уличены все оштрафованные, во время «Прямой линии» указал на недопустимость применения нового закона для ограничения права граждан критиковать чиновников: «Закон направлен на оскорбление символов государства, народа, всех нас. Такая практика не какая-то квасная российская. В некоторых странах, например, в ФРГ, несколько лет лишения свободы дается. Но вы правы, никто не имеет права злоупотреблять этой нормой, чтобы ограничить людей в их праве критиковать власти любого уровня. Я попрошу Генпрокуратуру обратить на это внимание. Правоприменительная практика должна соответствовать смыслу и назначению этого закона», – констатировал Владимир Путин.

Такое заявление уже частично повлияло на судебную практику. Так, Абаканский городской суд не усмотрел состава правонарушения в действиях Вячеслава Шоева, опубликовавшего на своей странице в Facebook грубые слова в адрес губернатора Хакасии Валентина Коновалова. С другой стороны, заявление Президента России не помешало наложить штраф на смоленского блогера Сергея Командирова, опубликовавшего «Вконтакте» подпись к фотографии Владимира Путина «Знает каждый гражданин, кто … № 1». Красноборский районный суд признал виновным Георгия Миняева, использовавшего в адрес руководителя страны слово «дебилоид».

Эксперты отмечают, что до принятия закона об оскорблении власти подобные публикации нередко квалифицировались как экстремизм. Так, сыктывкарский оппозиционер Савва Терентьев в своем блоге называл милиционеров «самыми тупыми и наименее образованными представителями животного мира», а также предложил поставить на центральных площадях всех городов печи как в Освенциме и два раза в день сжигать «ментов». «Это было бы первым шагом к очищению общества от этой грязи», – утверждал активист. За эмоциональный комментарий его автор был приговорен к году лишения свободы условно. В свою очередь, Европейский суд по правам человека признал использование вульгарных фраз допустимым, если они служат лишь стилистическим целям. Уголовное преследование активиста страсбургские служители Фемиды расценили как нарушение права граждан на свободу слова, но отказали во взыскании с государства какой-либо материальной компенсации (АПИ подробно писало об этом решении – Экстремистская реабилитация).

Опасные слухи

В свою очередь поправки о фейк-ньюс на практике пока не применялись. Хотя подобные законы приняты во многих странах мира. Так, в Малайзии публикация ложной общественно значимой информации или даже ее репост карается штрафом до 128 тысяч долларов или лишением свободы на срок до шести лет. В Германии имеющие более чем двухмиллионную аудиторию порталы (в том числе Facebook, Twitter, YouTube и многие другие) обязаны в течение суток удалять или блокировать «очевидно ложный» контент, а игнорирование предписания может обернуться штрафом в сумме до 50 млн евро. Подобные меры в первую очередь в предвыборный период планируется применять во Франции.

Российский закон признает «фейком» распространяемую под видом достоверных сообщений недостоверную общественно значимую информацию, «которая создает угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо угрозу создания помех функционированию или прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи». В случае обнаружения таких сообщений Генеральный прокурор России или его заместитель вправе указать на необходимость блокировки интернет-ресурса или конкретной страницы, если его владелец незамедлительно не удалит спорный контент.

В свою очередь жесткие административные санкции, в том числе штраф в сумме до 100 тысяч рублей для граждан и полумиллиона для юридических лиц, могут применяться, только если доказан умысел, то есть информация была заведомо недостоверной и опубликовавший ее журналист, блогер или иное лицо об этом знало. Если же распространение «фейков» привело к созданию реальных помех инфраструктуре, а возможно, даже к смерти человека – штраф увеличивается в два-четыре раза. 

Проблему информационной безопасности обсуждали на Петербургском международном юридическом форуме. Эксперты указывают на противоречивость формулировок. Ведь своего рода триггером к принятию закона о «фейковых новостях» стал инцидент в Кемерово – после пожара в торговом комплексе «Зимняя вишня» в социальных сетях циркулировала информация о сотнях погибших, а на опубликованной аудиозаписи якобы сотрудники МЧС России сообщали о необходимости подготовки двухсот могил. Однако юридически даже умышленная публикация таких сведений не попадает под закрепленное в новом законе понятие, так как отсутствуют опасные последствия. Равно как «фейком» не могут признаваться, например, слухи о взрыве на Ленинградской атомной электростанции, которые в мае 2008 года распространялись в том числе по электронной почте и через SMS-сообщения.

Тогда как спорные нормы можно использовать для противодействия публикации как раз-таки достоверной информации, например – о кризисном положении того или иного банка, вероятности девальвации рубля или иных экономических катаклизмов. Проверить ее объективность без серьезных исследований, которые невозможно провести без участия сторон и в течение суток, чаще всего невозможно. Но именно такие сведения создают реальную угрозу функционирования кредитных организаций и экономической инфраструктуре.

Справка

Опрос ВЦИОМ показал, что за последние два года с недостоверными новостями в Интернете сталкивался 31 процент россиян. Каждый пятый встречал подобные новости на телевидении, еще 7 процентов – в газетах, 5 процентов – на радио. При этом большинство (62 процента) столкнувшихся с ложной информацией с самого начала подозревали, что тут что-то нечисто. Однако треть респондентов сначала поверили недостоверной публикации и только потом узнали, что она была ложной. По мнению 74 процентов, в большинстве случаев такие новости были опубликованы умышленно, и только 17 процентов респондентов полагают, что «фейки» появились из-за ошибки журналистов.

По данным портала «Судебные решения РФ» в 2018 году за оскорбление представителя власти, неуважение к судьям и участникам судебных споров и надругательство над государственным гербом или флагом России было осуждено почти 10,3 тысячи человек. За оскорбление к административной ответственности привлечено 14 тысяч правонарушителей.

Мнения

 

Михаил Федотов, советник Президента России, председатель Совета по развитию гражданского общества и правам человека

Российские законы о фейк-ньюс и об оскорблении власти объединяет одно – они оба плохо написаны. Да. Фейк-ньюс – это актуальная проблема, которую надо решать – как найти средства, адекватные целям. Действовать методом запугивания нельзя. Особенно когда гражданин не знает, как закон будет применяться, и, соответственно, скорректировать свое поведение. Российский закон о фейк-ньюс сделан плохо, а средства не соответствуют цели. Полагаю, что есть перспектива обжалования этого закона в Конституционном суде России.

Законы об оскорблении власти приняты во многих странах, они предусматривают административную и даже уголовную ответственность. Но если посмотреть правоприменительную практику – эти нормы или мертвые, или полумертвые, или едва живые. Они практически не применяются. Это связано в том числе с культурой общества. Очень рассчитываю, что у нас культура правоприменения обеспечит разумное исполнение странного закона. Сейчас слишком все расплывчато, человек не понимает, за что он может понести наказание.

Мы намерены собрать все судебные решения по подобным делам, которые уже были и которые будут в будущем, и вести их анализ в постоянном ритме, чтобы подготовить для главы государства доклад о сложившейся практике и предложить меры по корректировке этой практики.

Игорь Наймушин, руководитель проектов корпоративных коммуникаций МИА «Россия сегодня»

Большинство стран сегодня ведут борьбу с тем, что они называют фейковыми новостями и пропагандой, но фактически речь идет о цензуре, которую западные политики используют для зачистки информационного поля от критики в свой адрес. Это инструмент для борьбы с неудобными точками зрения. 

Есть многочисленные примеры дискриминации и преследования журналистов входящего в медиагруппу информационного агентства и радио Sputnik, в том числе блокировка и удаление их аккаунтов в соцсетях Facebook и Instagram, запреты на общение с ними чиновников во Франции, Германии, Прибалтике, Скандинавии, Польше, понижение ранга в выдаче новостей в Google News, запреты на размещение рекламы в Twitter. Если мы продолжим делить СМИ на своих и чужих, отгораживаться и устраивать охоту на ведьм, стены непонимания и барьеры для информации будут лишь возрастать.

Байджу Васани, партнер Jones Day

Распространение фейковых новостей – практика, известная с древних времен. Мы все знаем, что есть фейковые новости и доказательства. Но мы считаем себя очень умными и думаем, что знаем разницу между реальными доказательствами и подложными. К сожалению, мы не правы. Мы ошибаемся, потому что мы люди, а человеку свойственно доверять. Ведь ты сидишь с человеком, которого ты не знаешь, не представляешь, чтобы ты им доверял, ты просто веришь. 

Вторая причина состоит в том, что нам нравится слышать то, что нам кажется верным, потому что это соответствует нашему собственному жизненному опыту. Субъективно соответствует тому, что мы считаем правильным в силу нашего воспитания, образования, религиозных убеждений, культурной принадлежности и так далее. В силу этих причин нас легко убедить.