Рейтинг@Mail.ru
home

12.10.2020

Трудовая конкуренция

​Большинство чиновников принимается на службу по итогам конкурсов. Они же проводятся для преподавателей вузов и в ряде иных случаев. Но вокруг организации таких конкурентных процедур и справедливости принятых решений нередко разгораются судебные споры.

12.10.2020. АПИ — Конституция России гарантирует всем гражданам равный доступ к государственной службе. Обеспечить объективность отбора кадров призваны конкурентные процедуры. Вместе с тем полностью отказаться от субъективной оценки желающих поступить на государственную или муниципальную службу работодатели не могут.

Много званных...

По общему правилу конкурсы должны проводиться при заключении любого служебного контракта. Согласно действующему федеральному закону исключения составляют как высшие должности (в том числе назначаемые непосредственно главой государства), так и самый младший персонал. Также разрешается нанимать напрямую граждан, уже включенных в кадровый резерв, при заключении срочного контракта, для работы с государственной тайной и в ряде иных случаев. «По своей юридической природе и предназначению конкурсный подбор, будучи демократической гарантией конституционного права на доступ к государственной службе, позволяет в большей степени обеспечить реализацию принципов равенства возможностей и справедливости в осуществлении данного права», – отмечается в определении Конституционного суда России.

Большинство конкурсов проходит в два этапа. На первом определяется соответствие кандидата формальным требованиям – наличие соответствующего диплома и стажа, представления определенных документов и так далее. На втором специальная комиссия вправе проводить уже субъективную оценку соискателей, в том числе тестирование, собеседования, дискуссии и другие мероприятия.

Практика показывает, что конфликты возникают даже при формальном отборе. Так, желающая занять вакансию в налоговой инспекции Якутии Ирина Сотникова даже после повторного предупреждения представила не оригинал, а сканированный образ заверенной кадровой службой анкеты. «В связи с неправильной подачей документов заявление истицы не было согласовано, в связи с чем Сотникова И.Б. не допущена к участию в конкурсе», – заключил суд, отклоняя требования кандидата о заключении контракта и взыскании неполученной заработной платы.

Петербурженка Светлана Квинт претендовала на должность начальника отдела Комитета по социальной политике, условием занятия которой было наличие высшего гуманитарного образования по определенным специальностям. Однако соискательница представила диплом о среднем юридическом образовании, высшем по авиационному приборостроению, а также переподготовке на психолога. Ни один из них работодатель не признал допустимым подтверждением требуемой квалификации, служители Фемиды подтвердили законность и обоснованность такого решения.

Также жителя Северной столицы Игоря Куличкова уличили в представлении заведомо ложных сведений – в анкете на соискание должности заместителя начальника отдела межрегионального управления Федеральной службы по оборонному заказу он указал о наличии ученой степени кандидата экономических наук и представил копию диплома. Наниматель усомнился в его подлинности – проведенная служебная проверка подтвердила, что Игорь Куличков аспирантуру не заканчивал и кандидатом наук не является. «Сведения, которые указываются претендентом на замещение вакантной должности государственного служащего в анкете при приеме на работу, должны носить достоверный характер», – отмечается в решении суда.

... но мало избранных

Большинство споров возникает вокруг справедливости конкурсного отбора. Например, четырем претендентам на должность заместителя начальника отдела управления Росимущества Кабардино-Балкарской Республики было предложено за полчаса письменно ответить на 25 одинаковых вопросов, победителем комиссия объявила Аскера Макоева. Оспаривая это решение, другая соискательница – Лариса Кудаева, утверждала, что она лучше получившего должность кандидата ответила на вопросы, причем в ряде случаев правильные ответы были ошибочными. Также истица усомнилась в компетентности и беспристрастности одного из членов комиссии.

Однако служители Фемиды по существу отказались оценивать объективность проведения конкурса, подтвердив лишь формальное соблюдение комиссией всех требований: «Отбор кандидатов, оценки их деловых, профессиональных, личных качеств и выбор победителя относятся к исключительной компетенции комиссии. Суд не наделен полномочиями решать вопрос соответствия кандидата на замещение вакантной должности и не вправе вторгаться в обоснованность произведенной оценки, характеризующей личность кандидатов», – отмечается в решении суда. К такому же выводу пришла и апелляционная коллегия.

А действия Федеральной антимонопольной службы, уклонившейся от заключения служебного контракта с Маей Коверда, были признаны незаконными. Она прошла все процедуры, получила допуск к работе с государственной тайной и с ведома непосредственного руководства фактически приступила к работе. По словам самой служащей, в официальном оформлении ей было устно отказано из-за беременности. Не подтвердив факт дискриминации по этому признаку, Московский городской суд признал отказ в трудоустройстве необоснованным, взыскав в пользу Майи Коверда упущенное денежное содержание (заработную плату) в размере 441 тысячи рублей.

В спорной ситуации оказался уроженец Туркменистана Назар Непесов, претендовавший на работу в загранаппарате Министерства экономического развития РФ в Ашхабаде. Действующий федеральный закон исключает поступление на государственную службу россиян, имеющих гражданство других стран, если иное не предусмотрено международными договорами. Оспаривая отказ в трудоустройстве, истец апеллировал к заключенному между Россией и Туркменистаном соглашению об урегулировании вопросов двойного гражданства. Отклоняя эти доводы, служители Фемиды констатировали, что этот документ утратил силу, равно как и в период действия не предусматривал права граждан Туркменистана замещать должности государственной службы в нашей стране.

Отметим, что согласно Конституции России, наличие у россиянина гражданства иностранного государства «не умаляет его прав и свобод и не освобождает от обязанностей, вытекающих из российского гражданства, если иное не предусмотрено федеральным законом». Вместе с тем внесенные 4 июля поправки предусматривают ограничение на допуск к государственной и муниципальной службе в связи с наличием гражданства иностранного государства, вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание за границей.

Университетская демократия

Конкурсный отбор действующий Трудовой кодекс РФ предусматривает и для замещения должности профессорско-преподавательского состава высших учебных заведений. Исключение сделано для деканов факультетов, заведующих кафедрами и для заключения срочных контрактов на один учебный год.

В ходе конкурса комиссия вправе предложить претенденту провести пробные лекции или другие учебные занятия. Решение принимается тайным голосованием, что исключает принятие мотивированного решения о выборе победителя и отклонении иных кандидатов. По мнению Конституционного суда России, конкурсная процедура «направлена на обеспечение всесторонней оценки профессиональных, деловых, творческих и нравственных качеств претендента».

Большинство споров инициируется штатными преподавателями, которые после окончания срочного договора вынуждены наравне с «викингами» проходить конкурсный отбор. Например, результаты голосования ученого совета медицинской академии Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского оспорила доцент Ольга Большакова, проработавшая в вузе почти 17 лет. По ее мнению, при принятии решения не оценивался результат научно-педагогической деятельности каждого претендента и не учитывался их личный вклад в повышение качества образования и в развитие науки. Отклоняя эти доводы, служители Фемиды указали, что тайное голосование коллегиального органа является формой реализации принципа автономии вуза в сфере подбора и расстановки кадров: «Каждый член ученого совета по итогам обсуждения деловых и иных профессионально значимых качеств претендента вправе выразить свою волю относительно возможности замещения им соответствующей должности. При этом итог голосования определяется путем суммирования голосов, и решение принимается в зависимости от мнения большинства, то есть демократическим путем», – отмечается в решении суда. Законность и обоснованность таких выводов подтвердила и кассационная коллегия.

Демократическими были признаны и выборы заведующего кафедрой офтальмологии Казанского государственного медицинского университета. Занять эту должность планировала доцент Альфия Нугуманова, но за ее кандидатуру проголосовало только 10 из 62 членов ученого совета. «Данные о личности истицы, ее научных достижениях и результатах деятельности в период работы в университете были учтены членами Ученого совета», – заключил суд, подтверждая легитимность принятого вузом решения.

Не удалось восстановиться на кафедре педагогического образования Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова и профессору Лауре Кагермазовой. По ее мнению, эту должность занял кандидат без научной степени доктора наук, имеющий более низкие показатели эффективности научно-преподавательской деятельности. Также истица утверждала, что в течение почти трех лет «постоянно подвергалась дискриминации, психологическому насилию со стороны заинтересованных в ее увольнении лиц, выразившимися в распространении сведений, порочащих ее честь, достоинство и деловую репутацию». Суд не стал вторгаться в эти склоки, констатировав, что продление срочного трудового договора является правом, а не обязанностью работодателя.

Справка

По данным Федеральной службы государственной статистики, в государственных и муниципальных органах власти работает 763,8 тысячи человек. Средняя заработная плата в сфере государственного управления достигает 51 тысячи рублей.

По данным Министерства науки и высшего образования РФ, численность профессорско-преподавательского состава 1279 вузов составляет почти 230 тысяч человек. 

Мнения

 

Татьяна Грушко, директор по развитию бюро юридических стратегий Legal to Business

При проведении конкурса на занятие должности государственной или муниципальной службы проверяется соответствие кандидатов квалификационным требованиям, а также оцениваются их профессиональные и личностные качества. При этом процедуры не исключают творческую оценку – проведение индивидуального собеседования, групповых дискуссий, написание реферата, в рамках которых кандидат может свободно показать свой личный творческий подход, а также рассказать о своих индивидуальных достижениях. Указанное позволяет работодателю оценить соискателя с различных сторон: как с профессиональной, так и с личностной.

Отрицательным моментом для соискателя может стать некоторая субъективность при оценке, так как конкурсная комиссия всё же оценивает представленные кандидатом материалы на основании внутренних убеждений. С другой стороны, формальные требования как раз-таки сужают простор для усмотрения: комиссия обязана действовать в определенных рамках, применять только оговоренные в законе механизмы и конкретные критерии оценки.

При оспаривании результатов проведения конкурса суд проверяет соблюдение процедуры конкурса, но не вправе оценивать справедливость и правильность выводов комиссии. В ином случае судебное рассмотрение подменяло бы собой конкурсную процедуру, что противоречит сути законодательного регулирования государственной службы.

Вместе с тем суд должен выявлять нарушения, которые поставили одного участника в худшие условия по сравнению с другими и привели к признанию победителем конкурса лица, не имеющего на это законных оснований. Пределы судебной проверки ограничиваются только свободой усмотрения и оценки кандидатов и их личных и профессиональных качеств конкурсной комиссией.

Светлана Жукова, юрист

Конкурсные процедуры должны обеспечить честный выбор кандидатов на завидные вакантные посты и справедливое распределение выделяемых на довольствие государственных служащих бюджетных средств.

Вместе с тем отказаться при трудоустройстве от субъективных критериев нельзя. В большинстве случаев от чиновников требуется высшее гуманитарное образование, а, следовательно, творческий подход при назначении. Формализовать такие требования невозможно. Поэтому на втором этапе конкурса проводится именно творческая оценка способностей кандидатов – собеседования, обсуждения и так далее.

Обеспечить беспристрастность такой процедуры должны комиссии. Коллективное принятие решения, по логике, позволяет предупредить ошибку, субъективный вывод или даже умысел одного из членов. Примерно так же оцениваются многие спортивные состязания – фигурное катание, художественная гимнастика, бальные танцы и другие. Кстати, в фигурном катании в свое время пытались сформировать математические критерии, но эта идея вроде как провалилась.

Решение комиссии недовольный соискатель вправе обжаловать в суде. Но он проверяет только соблюдение порядка проведения конкурса – своевременную публикацию информации, законность установленных требований к документам и кандидатов, допуск всех соответствующих таким критериям, обоснованность отказов, оформление итогов голосования и так далее. Поэтому если большинство членов комиссии выбрало даже не самого лучшего соискателя – доказать это считающему себя достойным конкуренту не удастся.

Александра Обрывко, член Ассоциации юристов России

При оспаривании итогов конкурса на заключение трудовых контрактов в вузах доказать факт нарушения правил его проведения и заинтересованность комиссии в определенном выборе претендента практически невозможно. Ведь собеседования проводятся отдельно, без участия других кандидатов, и, следовательно, доказательства фальсификации результатов конкурса собрать достаточно проблематично. Такие доводы суд чаще всего признает субъективным мнением истца. 

Рассматривая такие споры, суды в первую очередь изучают правила проведения конкурса и их соблюдение. Кроме того, при отклонении исков недовольных соискателей вакансий отмечается, что вопрос о принятии кадровых решений входит в исключительную компетенцию работодателя, за ним же остается и окончательное решение по выбору кандидата.