Рейтинг@Mail.ru
home

30.09.2015

Утилизационное обременение

Производителей большинства товаров обязали собирать и вывозить свою продукцию после выхода ее из строя либо оплачивать специальный экологический налог.

30.09.15. АПИ — Распоряжение Правительства России, подписанное премьер-министром Дмитрием Медведевым 24 сентября, возлагает обязанность по утилизации на компании, производящие или импортирующие сотни наименований товаров – от автомобильных покрышек и аккумуляторов до блокнотов, компьютеров, телефонов и даже газет.

Опасная бумага

По данным статистики, в России ежегодно образуется около 70 млн тонн твердых коммунальных отходов, из которых примерно 60 млн тонн направляется на захоронение. Самую существенную долю мусора составляет отработанная упаковка, объем выпуска которой увеличивается примерно на 5 процентов в год. Также в мусоре много бумажной продукции, полимеров, текстильных и швейных изделий, кожи и резины, металлов и других веществ.

По логике чиновников Министерства природных ресурсов России, бремя ответственности за сбор и утилизацию отходов должны нести производители и импортеры товаров. Ведь именно после утраты ими потребительских свойств и образуется мусор. «Налоги (платежи) на экологически неблагоприятную продукцию могут приносить так называемый «двойной выигрыш», – убеждены в ведомстве. – Во-первых – обеспечение дополнительных бюджетных доходов. Во-вторых – стимулирование снижения негативного воздействия на окружающую среду и рост энергетической, ресурсной, и экологической эффективности».

В Минприроды ссылаются на зарубежный опыт взимания фискальных сборов на экологически неблагоприятную продукцию – в странах ОЭСР они составляют до 7 процентов налоговых поступлений. А в ЕС производители пластиковой упаковки платят в среднем по 218 евро за тонну, бумажной – 39 евро, деревянной – 26 и так далее. Эти ставки рассчитаны, исходя из физической возможности и расходов на утилизацию (пластик не разлагается). В Германии взимается специальный лицензионный сбор за работающую в частном порядке систему возвратов Green Dot – производители пластиковой упаковки, например, уплачивают 1,40 евро за килограмм. В Болгарии налогом на экологически вредные продукты облагаются шины, пластиковая тара (бутылки – 1 цент за штуку) и аккумуляторы. Особая программа работает в Канаде. Так, в провинции Альберта производители ноутбуков и планшетов платят за их последующую утилизацию 3,66 евро, мониторов – 8,79, телевизоров – до 29 евро (в зависимости от диагонали экрана), а в провинции Британская Колумбия «налогом» облагаются кл
авиатуры и мыши (по 0,66 евро с каждого устройства), стационарные телефоны и автоответчики, видео- и аудиомагнитофоны и так далее. Широко применяются экологические налоги во многих республиках СНГ, в том числе Армении, Молдове и Республике Беларусь.

Десять килограммов смартфонов

В России ставки экологических сборов пока не утверждены – соответствующий проект только подготовлен Минприроды и 28 сентября направлен в Правительство России. «Предлагаемые размеры ставок сопоставимы с аналогичными экологическими платежами производителей товаров в странах ЕС, – отмечает глава ведомства Сергей Донской. – При подготовке расчетов эксперты учитывали сложившиеся экономические условия, поэтому одной из целей было избежать существенного роста финансовой нагрузки на предприятия и население. экосбор не распространяется на сырье и пищевые продукты, бензин и коммунальные услуги. В целом влияние платежа на индекс потребительских цен минимально и не превысит 0,197 процента в год», – констатировал министр.

В отличие от многих стран, российский налог будет считаться исключительно по массе. Например, производителей товаров из бумаги и картона предлагается обязать платить 2378 рублей с тонны продукции (будь то грубый дешевый картон или художественные альбомы). Ставка для электронной и электробытовой техники (включая всю компьютерную, стационарные и мобильные телефоны, фото- и видеокамеры, игровые приставки и так далее) составит 26,5 тысячи рублей с тонны. Также определены таксы экосбора с изделий из стекла, резины, пластмассы, смазочных масел, для аккумуляторных батарей, газоразрядных и иных ламп.

«Принятое решение будет способствовать снижению нагрузки на окружающую среду путем сокращения объемов захоронения отходов потребления на полигонах твердых бытовых отходов», – отмечают в ведомстве.

Вместе с тем «весовой» подход все же более справедливый, чем ранее предложенный метод расчета налога в процентах от стоимости товара. Он предусматривал, что завод по производству тех же машинных масел должен был платить 1,5 процента от себестоимости, а поставщики навигаторов и смартфонов – 4,5 процента. Хотя масло многократно дешевле электронной техники, тогда как утилизация обходится куда дороже.

Два года на размышление

Однако на глобальном проекте экологического ведомства по переносу утилизационного бремени на товаропроизводителей существенно отразились экономические катаклизмы. В рамках антикризисной программы Правительство России приняло решение отложить введение экосборов до 2019 года. Первоначально предлагалось сохранить их для самых опасных (аккумуляторных батарей, шин, ламп накаливания) и распространенных отходов (опять же бумажных товаров), но теперь и от этой идеи отказались.

Сергей Донской полагает, что отсрочка позволит товаропроизводителям, импортерам и компаниям-переработчикам подготовиться к нововведениям, сформировать эффективную систему учета и контроля образования и утилизации отходов. «Кроме того, это позволит производителям многих групп товаров, прежде всего, тех, ставки по которым измеряются десятками тысяч рублей, начать создание собственных перерабатывающих мощностей, что избавит их от необходимости внесения экосбора», – полагает министр.

Бизнес-старьевщики

Федеральный закон действительно предусматривает альтернативные варианты. Вместо уплаты налога производители могут самостоятельно или в рамках отраслевых объединений (ассоциаций, союзов и иных) организовать сбор отработавших свой срок товаров – создать специальную инфраструктуру во всех регионах России. Также можно заключить соответствующие договора с оператором по обращению с твердыми коммунальными отходами (предприятиями, занимающимися вывозом мусора).

Такая модель уже была отработана на автопроизводителях. Вместо уплаты введенного с 1 сентября 2012 года утилизационного сбора им предлагалось взять на себя обязательство принять выпущенный ими автомобиль после прихода его в негодность и обеспечить безопасную утилизацию. Но прежде они обязаны были открыть пункты приема «автохлама» в каждом субъекте Федерации и в крупнейших городах (с населением более 500 тысяч человек). Опыт показал, что специальные компании очень быстро создали сети таких приемочных пунктов и заключили договора с большинством отечественных автозаводов.

Сможет ли такая схема использоваться в других сферах, пока не ясно. По крайней мере, требования к инфраструктуре ни в федеральном законе, ни в принятых подзаконных актах не определены. Кроме того, в отличие от транспортных средств, ни один из включенных в правительственный список экологически неблагоприятный товар не регистрируется, и после продажи как-либо контролировать его перемещение никто не сможет. Поэтому создание сети приема отработанных компьютеров, тетрадок и шин не означает, что их владельцы (потребители) будут в них обращаться, а не выбрасывать отработанную вещь в обычный мусорный контейнер.

Между тем многие производители не боятся новых экотребований: «Во всех европейских странах, в первую очередь в Финляндии, где законодательно закреплена ответственность производителя за обращение с отходами, наша компания участвует в создании и поддержании системы сбора, транспортировки и утилизации вышедших из обращения изношенных шин, – пояснили АПИ в пресс-службе Nokian Tyres. – Такой же подход мы совместно с другими крупными шинными компаниями в течение нескольких лет пропагандируем и в России. Задача построения подобной системы очень амбициозна и непроста. Мы готовы к тому, что придется сталкиваться с такими задачами, которые никому из наших коллег в Европе решать не приходилось».

Двойной просчет

Кроме того, возлагая на производителей обязанность обеспечить или как минимум финансировать сбор и утилизацию большей части отходов, законодатели не спешат снимать точно такие же расходы с самих потребителей. Ведь сейчас плата за вывоз и захоронение твердых бытовых отходов входит в состав квартплаты. Например, по нормативу петербуржцы в среднем ежегодно выбрасывают по 1,9 кубометра различных вещей. За их транспортировку на специальные заводы и экологически безопасную переработку каждый горожанин ежемесячно платит 64 рубля.

Равно как и специальные тарифы установлены за вывоз строительного мусора, предприятия обязаны оплачивать обезвреживание промышленных отходов и так далее. Хотя по логике, все они так или иначе образуются в результате «потери потребительских свойств» различных товаров, в том числе тех же стройматериалов (многие из них включены  в список облагаемых экосбором).

Мнения

 

Асхат Каюмов, председатель совета экоцентра «Дронт»

Я положительно оцениваю идею возложить на производителей плату за переработку в первую очередь упаковки. Такая система позволит создать рынок вторсырья. По существу мы сейчас возвращаемся к тому, что было в СССР. Например, почти половину стоимости бутылки молока составляла возвратная тара. То есть вместо уплаты экосбора производители могут стимулировать потребителей сдавать упаковку. И сегодня граждане могут не выбрасывать бумажные отходы на помойку, а сдать макулатуру, получив соответствующее материальное вознаграждение. 

В коммунальные платежи чаще всего включается тариф за захоронение мусора. Тогда как за счет экосборов производителей региональные операторы обязаны будут создать систему сегрегации отходов. То есть та же бумага должна не отправляться на полигон, а перерабатываться.