Рейтинг@Mail.ru
home

06.12.2021

Неслучайное обогащение

Отправитель перевода в любой момент может истребовать деньги обратно. А получатель должен доказать законность получения средств. В противном случае он считается необоснованно обогатившимся. Нередко в такой ситуации оказываются получающие «серую» зарплату или одаренные любовницы. С другой стороны, такой инструмент дает шанс вернуть ошибочно отправленные платежи.

06.12.2021. АПИ — Согласно Гражданскому кодексу РФ, получивший имущество за счет другого лица без законных на то оснований обязан вернуть такое неосновательное обогащение. Юристы именуют такие иски кондикционными (от латинского термина condictio indebiti – возврат недолжно уплаченного). При этом плательщик априори признается потерпевшим, а обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения или сбережения активов возлагается на получателя.

Любовь прошла, морковь – верни

Подобные споры могут возникнуть между родственниками, друзьями и иными близкими. Передавая друг-другу имущество или переводя деньги, они редко оформляют какие-либо договоры, расписки или указывают реальную цель платежа. Доказать, что вещь или деньги были личным подарком, практически невозможно. Тогда как даритель вправе предъявить иск о возврате в течение трех лет.

Такой спор разгорелся между петербуржцами Игорем Белоусовым и Надеждой Мороковой. Согласно официальным документам, мужчина заплатил за приобретенную дамой в автосалоне «Ладу Ларгус» 963,8 тысячи рублей. После прекращения романтических отношений джентльмен потребовал вернуть эту сумму. Служители Фемиды пришли к выводу, что в такой ситуации ответчица должна опровергнуть добросовестность истца. «Таких доказательств представлено не было. Как и доказательств тому, что Белоусов И.В. имел намерения передать взыскиваемые денежные средства в дар или предоставить их ответчику с целью благотворительности», – заключил суд, взыскивая в пользу мужчины стоимость купленного для бывшей возлюбленной автомобиля.

В схожей ситуации оказались жители Ставропольского края Роман Осипов и Елена Косматова. В течение двух лет мужчина перевел на вклады леди 3 млн рублей, а потом потребовал их возместить. Не обнаружив доказательств намерений истца одарить ответчика, районный суд удовлетворил требования Романа Осипова. В апелляционной жалобе Елена Косматова утверждала, что стороны находились в любовных отношениях и будущий истец давал ей деньги. Краевой суд проанализировал характер платежей и признал ежемесячные переводы в размере от 10 до 25 тысяч рублей подарками близкой даме «на ее личные нужды и содержание». «Истец, перечисляя денежные средства, не ставил ответчицу в известность о том, что при наступлении каких-либо обстоятельств она будет обязана вернуть ему полученную сумму», – констатировала апелляционная коллегия, отклоняя иск джентльмена.

Московский городской суд не усмотрел оснований для удовлетворения иска Романа Шапкина к Ольге Касперской. Свидетели подтвердили факт их совместного проживания и оказания мужчиной материальной помощи одинокой женщине. «Передавая денежные средства, истец знал об отсутствии обязательств, бескорыстно желал помогать и помогал ответчику», – отмечается в решении суда.

Романтический договор

Для предупреждения конфликтов жители Екатеринбурга Валерий Забарчук и Людмила Абросимова заключили соглашения, регулирующие в том числе «сложившиеся личные, романтические отношения и совместное время препровождения». Также псевдобрачный договор предусматривал совместное финансирование бытовых и хозяйственных расходов, ремонтных работ по дому, строительство бани и текущие затраты в размере 100 тысяч рублей в месяц. В качестве доказательства близких отношений девушка предъявила авиабилеты и фотографии, свидетельствующие о совместном отдыхе пары в Турции, Германии и на Кипре. Поэтому суд не признал переведенные мужчиной почти 2 млн рублей займом и отклонил иск о его возврате.

А вот орловчанин Александр Каменский в течение трех лет получил от своей возлюбленной Ирины Брунелевской более 1,6 млн рублей. По словам требовавшей возврата этой суммы леди, у них были романтические отношения, только она имела стабильный доход, а мужчина – многочисленные кредиты и долги. Но поскольку Александр был ей симпатичен, она не отказывала ему в материальной помощи, отправляя деньги на погашение кредитов, оплату штрафов, на кофе и так далее. Отклоняя иск оставленной пассии, служители Фемиды пришли к выводу, что «перечисление денежных средств на счет ответчика носило добровольный и неоднократный характер в период их совместного проживания в отсутствие каких-либо обязательств».

Сомнительные сделки

Жертвами по существу вымогательства могут оказаться и не желающие легально оформлять правоотношения продавцы товаров, самозанятые «халтурщики» и иные исполнители. Оплатив покупку или работу, их клиенты вправе истребовать внесенную сумму обратно.

Однако далеко не все такие иски удовлетворяются. Так, Георгий Коробков потребовал от Сергея Могурова вернуть переведенные на его счет 285 тысяч рублей. Отрицая неосновательное обогащение, ответчик утверждал, что является коммерческим директором ООО «Декор Сервис», а спорная сумма – аванс истца за исполнение заказа. Отклоняя требование о возврате, служители Фемиды приняли во внимание как наличие должным образом оформленного кассового ордера, по которому ответчик внес деньги в кассу компании, так и противоречивое поведение истца – ошибочный перевод он обнаружил и предъявил претензию спустя почти два года.

Аналогичный иск подала в суд и Светлана Ефимова: якобы ошибочно она перевела на карту Ирины Липиной 114 тысяч рублей. В свою очередь, по утверждению получателя, ее муж Евгений неоднократно осуществлял ремонтные работы в квартире Ефимовой, а деньги безналичными платежами переводились на карту супруги. В подтверждение ответчик представил товарные чеки на стройтовары, которые доставлялись в квартиру истицы. Но не усмотрев законных оснований для платежей, районный суд признал переведенную сумму неосновательным обогащением и взыскал ее в пользу плательщика. Отменяя это решение, апелляционная коллегия указала на доказанность наличия между сторонами договорных отношений, эти выводы поддержал и кассационный суд.

Серые доходы

В схожей ситуации оказываются и получатели так называемой серой зарплаты. Например, по словам работницы столичного ООО «Новые технологии» Ромазановой, ее официальный оклад составлял всего 20 тысяч рублей, тогда как дополнительно директор Мороз ежемесячно перечислял на личный счет 70 тысяч рублей. В платежных поручениях указывалось «возврат долга». После конфликта руководитель потребовал вернуть всю «сверхзарплату». Отклоняя такой иск, Московский городской суд установил, что «перечисления носили регулярный характер, производились на протяжении длительного времени и полностью совпадали с периодом осуществления ответчицей трудовых обязанностей в ООО «Новые технологии». «Данные денежные средства истцом перечислялись сознательно и добровольно, истцу было известно об отсутствии у нее обязательств перед ответчиком по возврату долга», – отмечается в решении суда.

Учредители екатеринбургского ООО «Новопласт Групп» Андрей Макаров и Александр Семидоцкий в течение двух лет перевели на банковскую карту исполнительного директора компании Андрея Афанасьева почти 1,6 млн рублей. Получатель утверждал, что это была неофициальная заработная плата. «Факты нахождения ответчика в указанный период в трудовых отношениях с ООО «Новопласт Групп», нахождения данного юридического лица под управлением истцов сами по себе не являются доказательством, подтверждающим, что полученные ответчиком от истцов денежные средства являлись частью его заработной платы», – заключил кассационный суд, взыскивая в пользу бизнесменов всю сумму неосновательного обогащения экс-сотрудника.

Fatal error

В то же время к инструменту взыскания неосновательного обогащения вынуждены прибегать отправители переводов, допустившие ошибку в реквизитах получателя. Во многих случаях перечисление происходит только по номеру (телефона, карты или иному), банк наименование получателя не контролирует. Равно как очень редко можно отозвать ошибочно отправленные деньги.

Вместе с тем практика по таким спорам остается противоречивой. Например, жительница Ханты-Мансийска Наталья Шпынова в течение двух недель четыре раза переводила деньги на карту Светланы Шишмаревой. И только спустя два с половиной года заявила, что допустила ошибку, и потребовала вернуть 380 тысяч рублей. Признавая эту сумму неосновательным обогащением, суд констатировал, что «факт неоднократности перечисления денежных средств не имеет правового значения». «Ответчиком не представлено доказательств, позволяющих суду установить намерения истицы перечислить ответчице денежные средства во исполнение обязательств, в дар либо с благотворительной целью», – отмечается в решении.

Такое же решение было принято по иску Гузели Юртовой, которая перевела на счет уфимки Александры Силантьевой 300 тысяч рублей. С заявлением об отмене ошибочной операции плательщица почти немедленно обратилась в банк. Не усмотрев доказательств наличия каких-либо долговых обязательств истицы перед ответчицей, районный суд взыскал спорную сумму. «Данных о том, что снятие денежных средств произведено в результате неправомерных действий банка либо третьими лицами, а также в результате совершения каких-либо преступлений в отношении ответчика Силантьевой А.Е., в материалах дела не имеется, доказательств обратного не представлено», – заключил кассационный суд, подтверждая принятые решения.

По утверждению Вячеслава Гурова, он еще в 2012 году отправил два перевода по миллиону рублей, допустив ошибку в номере карты получателя. Но обнаружил ее только через три года, предъявив иск получившей его средства Нелли Любич. Служители Фемиды признали эти требования обоснованными. «Доказательств наличия между сторонами финансовых взаимоотношений и перевода денежных средств в размере 2 млн рублей во исполнение каких-либо обязательств ответчиком не представлено», – отмечается в определении Амурского областного суда.

Виртуальные наличные

Немало споров связано с системой самоинкассации, которую многие банки предлагают в первую очередь малому бизнесу. Она позволяет через терминал вносить наличные прямо на счет юридического лица. Причем зачастую для этого достаточно указать только специальный ID получателя – не нужно вставлять банковскую карту или иным образом идентифицироваться. В итоге ошибка даже в одной цифре приводит к переводу порой крупной суммы на чужой счет.

В такой ситуации оказалось петербургское агентство путешествий «33 удовольствия». Из-за ошибки в номере 38,1 тысячи рублей ушли некому ООО «Техноторг». Директор агентства Светлана Прусова обратилась в кредитную организацию уже через час, но «Сбер» отказался вернуть сумму и предложил клиенту самому искать получателя и выбивать из него свои средства. Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области принял решение о взыскании спорной суммы с ООО «Техноторг».

По утверждению директора волгоградского ООО «Нова» Александра Петрова, он через систему самоинкассации внес 105 тысяч рублей, но банкомат не выдал чек. Сбербанк России зачислил эту сумму на счет, а через две недели – списал. В суде представители кредитной организации пояснили, что удовлетворили просьбу компании о зачислении средств в рамках клиентоориентированной политики, тогда как проведенная проверка не выявила технических сбоев, а подтвердила факт отказа самого вносителя от совершения операции. Арбитражный суд Волгоградской области согласился с доводами «Сбера» и отклонил иск ООО «Нова» о взыскании неосновательного обогащения. При этом служители экономической Фемиды отказались просматривать видеозаписи, на основе которых сам банк установил факт махинации.

Справка

По данным портала «Судебная статистика РФ», за первое полугодие суды рассмотрели 18,8 тысячи исков о взыскании неосновательного обогащения, удовлетворено 14,8 тысячи (78,5 процента) на 3,9 млрд (26,7 процента от заявленной суммы).

Мнения

 

Николай Вильчур, генеральный директор международной консалтинговой компании «Вильчур и партнеры»

Говорить о справедливости в таких спорах вообще сложно. На ответчика возлагается обязанность доказать обоснованность обогащения – наличие законных оснований на получение соответствующей денежной суммы или иного имущества. Справедливо или нет, но это единственный вариант: доказывание отсутствия основания, как всякого негативного факта, невозможно по определению.

Когда даримые денежные средства перечисляются в безналичной форме, отправителю желательно в платежном документе указать назначение. При отсутствии такого сообщения возникает кондикционный иск – о возврате неосновательного обогащения. Доказать безвозмездность и безвозвратность передачи чаще всего практически невозможно.

На такие иски распространяется общий трехлетний срок давности, никаких специальных ограничений нет. Истец может ссылаться на недобросовестность истца, но эта позиция должна подкрепляться дополнительно. Предъявление иска спустя длительный срок само по себе злоупотреблением явно не является.

Владимир Попов, частнопрактикующий юрист, Нижний Новгород

Практика рассмотрения дел о неосновательном обогащении в большинстве случаев свидетельствует о беспечном поведении и правовой неграмотности граждан. И служит положительным укором, стимулируя даже в личных отношениях думать о юридических последствиях. Хотя понимаю, что мужчинам так думать чаще всего сложно.

При безналичных переводах банки требуют указывать назначение платежа, и честному плательщику нет смысла скрывать реальные цели. Если мужчина переводит деньги любимой женщине (как говорили в старину – «на булавки»), почему бы не написать в платежке – «подарок»? Это обоих оградит от споров в случае расставания.

То же самое касается так называемых серых зарплат, нелегальной деятельности и многих иных случаев. Работодатель подговаривает сотрудника получать большую часть трудового вознаграждения без оформления – частным переводом. Соглашаясь на такую схему, работник заведомо рискует. Равно как занимающийся частным промыслом («халтурой») строитель должен зарегистрироваться как самозанятый и уплачивать четырехпроцентный налог на профессиональный доход. Это значительно лучше и выгоднее, чем потом судиться с риском потерять больше чем доход (заказчик ведь может взыскать еще и заплаченные за материалы деньги и так далее).

С другой стороны, возможны и злоупотребления. О них, в частности может свидетельствовать срок предъявления иска. Например, мне сложно понять, как можно по ошибке перевести два миллиона рублей и вспомнить об этом только через три года. Или многократно в течение, скажем, года якобы случайно переводить значимые суммы. Таких примеров много.

Ольга Власова, председатель Московской городской коллегии адвокатов «Власова и партнеры»

Для признания договора дарения денежных средств заключенным в устной форме необходимо установить как факт передачи средств, так и наличие воли плательщика совершить дарение. Доказательствами могут выступать свидетельские показания, переписка в мессенджерах, указание назначения платежа в онлайн-переводе и так далее.

Передачу в долг тоже надо доказывать – нужны расписка, договор или безналичный перевод с указанием назначения платежа. Договор займа между гражданами на сумму свыше 10 тысяч рублей должен оформляться в письменном виде. А вот если не доказано ни дарение, ни заем, скорее всего, возможно истребование денежных средств как неосновательного обогащения.

Вячеслав Голенев, адвокат

Иски о неосновательном обогащении (кондикционные) известны еще со времен Древнего Рима. Истец обязан доказать, что ответчик получил его имущество, а последний – законность его сбережения. Такой порядок складывался веками, и с этим сложно спорить. Ответчику лучше известно, почему он может и вправе удерживать полученные денежные средства или иные активы. В свою очередь, нельзя возлагать на истца бремя доказывания отрицательного факта – то есть отсутствия законных оснований.