Рейтинг@Mail.ru
home

27.06.2016

Налог на «облака»

С 2017 года иностранные компании, предоставляющие российским пользователям услуги в Интернете, обязаны будут уплачивать налог на добавленную стоимость (НДС). Новые меры могут привести к 18-процентному росту цен на контент, мобильные приложения и облачные сервисы, а возможно, и блокировке даже самых популярных сайтов.

27.06.16. АПИ — По общим правилам НДС, как косвенный налог, уплачивают импортеры, тогда как экспортеры, наоборот, имеют право на его вычет. Однако в «виртуальном мире» нет таможенного контроля, равно как не всегда можно определить место реализации программы или иных услуг через Интернет: формально, например, мобильное приложение через Google Play или App Store продается в США и «ввозится» в Россию уже покупателем.

Виртуальные миры

Новый федеральный закон предусматривает уплату НДС с операций по продаже электронных услуг или контента россиянам (его уже прозвали «налогом на Google»). Российским налогом с 1 января 2017 года будут облагаться услуги по размещению в Интернете рекламы и объявлений, поддержке электронных ресурсов и регистрации доменных имен, предоставлению информации (биржевых сводок и иных), использованию электронных книг, музыки, видео и другого контента, интернет-сервисы (перевода, статистики и так далее), IP-телефония (в том числе такие системы, как Skype и Viber), предоставление прав на использование программ для компьютеров, в том числе игр и баз данных, и прочие услуги.

Разработчики закона не скрывают, что он выгоден в первую очередь отечественным производителям программных средств и поставщикам электронных услуг. «В настоящее время на российском рынке складывается ситуация, при которой российским потребителям выгоднее приобретать контент у иностранных компаний, поскольку его стоимость в этом случае не включает в себя НДС. По этой же причине данные услуги российских организаций становятся менее привлекательными. В результате иностранные поставщики поставлены в более выгодное положение по сравнению с российскими компаниями», – убеждены авторы нововведения.

При этом администрировать налог на «виртуальные» услуги планируется также «виртуально» – исключительно через интернет-сервисы на сайте фискального ведомства. Для постановки на учет иностранной организации (провайдеру) необходимо будет заполнить электронную форму, в том числе указать сведения о себе и о тех услугах, которые она оказывает или планирует предоставлять российским потребителям. После этого ей будет присвоен ИНН и открыт «Личный кабинет налогоплательщика». Дальнейшее взаимодействие (представление деклараций, обмен документами, письмами и так далее) будет осуществляться исключительно в электронном виде.

Наш ответ Чемберлену

Также инициаторы введения «налога на Google» апеллируют к западному опыту – в международной практике налогообложение дистанционных услуг осуществляется, как правило, на территории страны проживания потребителя в соответствии с его национальным законодательством.

Такая система действительно существует в Европейском сообществе – принятая еще в 2006 году Директива ЕС вступила в силу с 2015 года. Причем применяется она в отношении как европейских провайдеров, вещателей и поставщиков иных электронных услуг, так и компаний из других стран – они обязаны удерживать и уплачивать НДС (VAT) по ставкам и в порядке, предусмотренным законодательством каждой страны ЕС, потребителям с местонахождением в которой оказывается услуга. Схожее законодательство в отношении уплаты налогов при реализации онлайн-услуг действует в Японии и Норвегии.

В США вместо федерального НДС существует налог с продаж (sales tax), ставки и правила уплаты которого определяются законодателями каждого штата. Поэтому в одних налог с дистанционных услуг взимается по месту нахождения провайдера, в иных – потребителя. В ряде штатов в отношении оборотов по оказанию электронных сервисов применяется фиксированная ставка налога или он не уплачивается вообще. Более того, если такой налог не был удержан или не выплачен, его уплата возлагается на конечного пользователя (!). 

Хотя по данным юридической компании Dentons, в настоящее время Конгрессом США рассматривается законопроект, предусматривающий смещение бремени ответственности по уплате налога с продаж в рамках дистанционной онлайн-торговли с пользователя на провайдера. Вместе с тем, если электронные услуги американским гражданам оказывает иностранная компания (не зарегистрированная в США и не имеющая на их территории своего присутствия, работников и имущества), то налог с продаж не взимается. 

Двойной капкан

Поскольку далеко не все страны придерживаются единой концепции и освобождают «экспортеров» дистанционных сервисов от НДС, с введением нового российского закона поставщики из таких государств вынуждены будут уплачивать налог дважды – по месту регистрации и в России.

С другой стороны, возможно, многие иностранные компании просто проигнорируют «налог на Google». Ведь де-юре сделка по продаже того же контента или прав на программное обеспечение совершается на территории их страны, а потому и налогообложение регулируется исключительно национальным законодательством. Если провайдер не имеет дочерней структуры, представительства, иного присутствия или имущества в России, принудить его вставать на налоговый учет, сдавать отчетность и уплачивать НДС будет затруднительно. Причем отечественные фискальные органы вряд ли смогут даже выявить сам факт продажи контента или оказания иных онлайн-услуг россиянам: по закону они вправе в индивидуальном порядке запрашивать у банков сведения о совершенных физическими лицами платежах, но автоматической передачи налоговикам данных о всех переводах за границу банковские правила не предусматривают. Международные соглашения об обмене информацией (АПИ писало о них – Не прячьте ваши денежки) вступят в силу только через полтора года, но и они допускают получение материалов исключительно о резидентах страны, которая подает запрос. То есть российская налоговая служба сможет узнать об операциях российской компании в зарубежном банке, но никак не о доходах американской, германской, английской или иной фирмы.

Если отечественным налоговикам удастся уличить иностранного провайдера в неуплате НДС, они вправе наложить санкции. Но взыскать налог, пени и штраф при отсутствии имущества на территории России опять же будет сложно. Сам закон о «налоге на Google» возможности блокировки интернет-ресурсов даже самых злостных неплательщиков или введения запрета на оплату предоставляемых ими дистанционных услуг не предусматривает.

Справка

По оценкам разработчиков закона, доходы федерального бюджета от взимания НДС на электронные услуги иностранных компаний составят 52,6 млрд рублей.

Мнения

 

Яна Чирко, советник юридической фирмы Dentons

Новый закон предусматривает, что местом реализации «услуг в электронной форме» частному потребителю будет признаваться Россия, если покупатель проживает на территории страны, оплачивает услугу с российского банковского счета, использует телефонный номер с национальным префиксом (+7) или зарегистрированный в России сетевой адрес.

Провайдерам придется сделать выбор между уплатой НДС без ущерба стоимости услуги для конечного пользователя (то есть из своей прибыли) или увеличением конечной стоимости услуги на 18 процентов. 

Закон напрямую не предусматривает блокировку интернет-ресурсов иностранных провайдеров, отказавшихся исполнять налоговые обязанности. Но нельзя исключать, что на практике это может стать дополнительным фактором риска, особенно учитывая активность контролирующих органов в этой сфере. Уклонение от постановки на учет и предоставления отчетности приведет к доначислению налога исходя из имеющих у фискального ведомства данных о поставщике электронных услуг и об аналогичных с ним налогоплательщиках, а также штрафов и пени. В этом случае провайдер получает репутационные риски, опасность потенциального привлечения его должностных лиц к ответственности в России, а также дает повод для блокировки. Кроме того, что при наличии у иностранной компании какого-либо имущества или банковских счетов в России, налоговые органы смогут обратить на них взыскание.

Андрей Рябых, руководитель компании WebMaster SPb

Введение «налога на Google» приведет к росту стоимости электронных услуг, так как иностранные игроки рынка скорее всего просто переложат НДС на покупателей. На фоне повышения цен из-за роста курса рубля такие изменения не принесут радости потребителям.

Западные налогоплательщики в силу своей ментальности вряд ли будут уклоняться от уплаты НДС – они постараются заплатить все, что не смогут легально оптимизировать. Не исключено, что часть участников рынка либо перейдет на упрощенную систему налогообложения, либо создаст «прокладки» из таких компаний.